Власть Главное Интервью

Руководитель СУ СКР по Иркутской области Андрей Бунёв – о массовых убийствах в Тайшете и трагедии в Конторке

Поделиться:

Руководитель Следственного Управления СКР по Иркутской области генерал-майор юстиции Андрей Бунёв из числа людей со столь серьёзными звёздами на погонах – гость в Тайшете самый частый. Хоть и наведывается к нам не чаще раза в год. В свой нынешний приезд он по традиции провёл приём граждан по личным вопросам, а потом ответил на вопросы «Тайшет24».

— Эта моя поездка – самая обычная, а главная задача – изучение ситуации в районах и приём населения по личным вопросам. Система Следственного комитета такова, что любой гражданин может записаться на приём к первому лицу и обратиться к нему со своими проблемами.

В каждом районе области я стараюсь бывать раз в год-полтора. Мои заместители, конечно, выезжают на курируемые территории гораздо чаще.

В Тайшете на приём сегодня пришли 18 человек. Около половины вопросов касалась деятельности правоохранительных органов. Вторая половина затрагивала проблемы функционирования органов власти.

Если какой-то вопрос лежит за пределами нашей компетенции, то я обращаюсь к руководителям тех органов или структур, которых та или иная тема напрямую и касается.

— С «непрофильными» вопросами к Вам люди приходят, кстати, потому, что до сих пор не могут найти различий между функциями Следственного комитета, полиции, прокуратуры…

— Многие не могут. Мы занимаемся расследованием уголовных дел по тяжким и особо тяжким преступлениям. Это всё, что связано с лишением жизни, а также коррупционные преступления, невыплата заработной платы и другие.

Разумеется, человеку, не сталкивающемуся с правоохранительной системой, очень трудно понять нюансы и понять, кто чем занимается.

— По Вашим наблюдениям, у Тайшетского района есть какая-то своя особая специфика?

— У вас достаточно сложная оперативная обстановка. И избыточное количество преступлений, в первую очередь, против личности, а во вторую — связанных с лесной сферой. Для правоохранителей здесь работы – непочатый край.

Знаете, у нас в области есть территории более спокойные и благополучные, но в Тайшетском районе всё сложнее. И без работы наши следователи точно не останутся.

— Давайте обратимся к событиям, имевшим место на нашей территории в недавнем прошлом. Вспомним хотя бы о грандиозном скандале на первомайской демонстрации.


Материал по теме: Первомайские разборки. Делом о тайшетском мятеже в Праздник весны и труда занялся Следственный комитет


— Тут смотрите какая ситуация. Мы не даём моральную или какую-либо иную оценку событиям, кроме правовой. Наша задача состоит в том, чтобы определить, есть ли признаки преступления. Если есть, то возбуждаем уголовное дело и расследуем. Следующий уровень: если находим основания для предъявления обвинения, то мы его предъявляем. Даже если предъявляем обвинение, то дело не обязательно направляется в суд, потому что в период расследования может быть установлена невиновность обвиняемого (в уголовно-правовом плане).

В той ситуации уголовно-правовых признаков преступления нет. Коли там нет преступления, мы приняли решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Прокурором это решение признано законным и обоснованным.

— Ну а наша фантастическая история с Величко? В Иркутской области ещё не было такой практики, чтобы преследуемый по уголовному делу глава какой-либо территории спокойно возвращался в своё кресло.


Материал по теме: Не по законам жанра. Уголовное преследование мэра Тайшетского района Александра Величко прекращено


— Иркутская область в смысле количества преступников во власти – настоящий рекордсмен. За несколько лет к ответственности в регионе привлечено боле 50 мэров и глав муниципальных образований. Нигде в Российской Федерации, насколько мне известно, такого количества нет.

Ситуация с Величко такая. При возбуждении уголовного дела, при предъявлении обвинения имелись признаки одного преступления, а потом было установлено, что совершено другое преступление, менее тяжкое. Поэтому было принято решение о переквалификации дела. И на этом точка!

— Если человек долгое время находится под следствием, в СИЗО, а в итоге выясняется, что он невиновен, он имеет право на компенсацию?

— Да. Человек в соответствии с законом имеет право на реабилитацию. Если в отношении гражданина была избрана мера пресечения, ему предъявлялось обвинение, он находился под стражей, под домашним арестом, а впоследствии дело было прекращено по нереабилитирующим основаниям, то человек имеет право на реабилитацию. Во-первых, перед ним извиняется государство, а во-вторых, он имеет право на моральную компенсацию.

В Советском Союзе, если человеку предъявляли обвинение, дело обычно направлялось в суд. В нынешних условиях мы прекращаем порядка 10% уголовных дел. Чаще всего бывает так: поступило заявление о том, что кто-то совершил преступление. На первый взгляд кажется, что действительно совершил.

Во время доследственной проверки информация тоже вроде бы подтверждается. А потом, в ходе расследования уголовного дела устанавливается, что – нет, невиновен, непричастен. Значит либо ошиблись, либо оговорили. В любой ситуации наша задача – принять законно обоснованное решение.

— Андрей Юрьевич, а когда направится в суд резонансное уголовное дело об убийствах в Тайшете?


Материал по теме: Следственный комитет: под стражей находятся восемь человек, обвиняемых в девяти убийствах в Тайшете


— Срок расследования дела зависит от самого дела. Мы же понимаем, что ситуация там 15-летней давности. Ход расследования несколько иной, чем если бы преступление было совершено вчера. Многое зависит от количества обвиняемых и от их желания противодействовать следствию.

Этим делом мы занимаемся ровно год. В любом случае в ближайшие полгода расследование будет завершено.

Сейчас продолжается работа по установлению других лиц, совершавших убийства и другие тяжкие преступления. Расследование идёт, на мой взгляд, достаточно эффективно. Думаю, что в течение нескольких месяцев мы предъявим окончательное обвинение, определимся с окончательным кругом фигурантов и, видимо, выделим уголовные дела в отношении нескольких лиц в отдельное производство. Многие скрылись, но мы их будем искать. И, думаю, найдём.

— Давайте вспомним страшную трагедию в январе нынешнего года в селе Конторка, где во время пожара погибли четыре маленьких ребёнка и 18-летний парень.


Материал по теме: В Тайшетском районе при пожаре погибли четыре человека, в том числе трое малолетних детей


— По количеству гибели детей на пожарах Иркутская область впереди всей России. С начала 2018 года в Следственный комитет поступило 13 сообщений о пожарах, в результате которых погибли 30 человек. Из них 18 – это дети.

Это ужасно огромная цифра. В других регионах трагических случаев с гибелью детей на пожарах намного меньше. В чём причины? Одна из основных – злоупотребление алкоголем в этих семьях.

Хотя, если говорить про семью в Конторке, то она ранее состояла на учёте в связи с чрезмерным употреблением спиртным. Но в последний год ситуация нормализировалась. Глава семейства работал, претензий к ним не было, органами социальной профилактики семья посещалась неоднократно. В доме всегда была приготовлена еда, дети были чисты, одеты и обуты.

Причина пожара нами установлена — баловство с каким-то источником огня одного из детей. Дети находились дома достаточно короткое время, но этого хватило, чтобы возник пожар. Старший сын смог вынести одного ребёнка, вернулся за остальными и погиб. Погибли и остававшиеся в доме дети.

— Как, по-Вашему, избежать повторения таких ситуаций?

— В Иркутской области сейчас в этом направлении проводится большая работа. В первую очередь осуществляется установка пожарных извещателей, хоть это и не панацея.

У нас была практически такая же, как в Конторке, ситуация две недели назад в одном из районов области. Дома находилось несколько детей, сработала пожарная сирена, прибежали соседи… К сожалению, один ребёнок погиб, но остальных удалось эвакуировать. Если бы не было этого устройства, то, вероятно, погибла бы вся семья.

Если брать соседний Краснояркий край, то эти извещатели там массово установили ещё лет пять назад. Здесь их монтаж начали не так давно. Но чьи-то жизни это уже спасает.

— Андрей Юрьевич, скажите, как в Иркутской области изменилась ситуация с детской преступностью за последние годы?

— В разы сократилось количество разбоев и грабежей со стороны детей. Связано это с работой правоохранительных органов и органов власти, системы профилактики. Число нераскрытых тяжких и особо тяжких преступлений в отношении детей в Иркутской области за пять лет уменьшилось в 12 раз. То есть если раньше подросток совершал один грабёж за другим, и ему за это ничего не было, то сейчас он задумается, надо ли ему это.

Количество погибших детей в Иркутской области остаётся самым большим по России. Как и детских самоубийств. За год в области 28 детей покончили с собой, и в Москве — та же цифра. А численность населения сравните! При этом соседние регионы имеют два-четыре таких случая в год.

Причина понятна — детьми нужно заниматься. Например, Бурятия, где бюджет намного меньше, выделяет в два раза больше денег на спорт в расчете на одного жителя, чем у нас. Поэтому детский спорт в Иркутской области, увы, куда-то ушёл…

Спорт – это основное, что дисциплинирует мальчишек с раннего возраста.

Если пацан занимается спортом, то у него, кроме родителей и учителей, есть тренер. Я всегда считал, что тренер – это второй отец. Если этого нет, то и отсутствуют стабилизирующие факторы. Если ещё и родители не занимаются своим чадом, то ребенок остаётся один на один с собой.

— Изменилась ли ситуация с сексуальным насилием в отношении детей?

— Опять же Иркутская область в этом плане – парадоксальный регион. Я всегда привожу один пример. В развитых странах Европы, Америки, Азии количество сексуальных преступлений — в районе 5-7% от общего количества детских преступлений. А в Иркутской области – более 50%. Разбои и грабежи – только 15 %.

У нас нет нераскрытых таких преступлений, мы научились вычислять преступников буквально после одного-двух эпизодов. И сразу изолируем этих людей. Несмотря на это, сексуальных посягательств на несовершеннолетних очень много, ежегодно – сотни случаев.

— Как правоохранителям удаётся выявлять такие преступления?

— В Иркутской области до недавнего времени были районы, где о таких противоправных деяниях практически не заявляли. И переломить ситуацию было очень сложно. Наши сотрудники, полицейские, органы опеки разъясняли жителям, что если человек это сделал, то он, как правило, не остановится и будет продолжать. Поэтому если вы узнали о подобных фактах, то обязательно должны обратиться в правоохранительные органы.

В результате бесед с населением в некоторых территориях количество сексуальных преступлений в отношении детей стали выявляться в три-пять раз чаще.

Вот и получается, что Иркутская область – это регион России, где больше всего детских убийств, детских самоубийств и сексуальных преступлений в отношении детей. И та работа, которая сегодня проводится, серьезных положительных результатов пока не дала. Да, где-то есть положительная динамика, но, видимо, повлиять могут только меры экономического характера. На детство нужно выделять больше денег.

— Спасибо за содержательную беседу, товарищ генерал-майор!

ИА «Тайшет24»

Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Чтобы сообщить новость, напишите в наш Telegram-бот или на e-mail news@t24.su.