Общество

Минздрав пообещал чунским врачам разбор полётов

Поделиться:

Визит министра здравоохранения Иркутской области в Чунский район не был ни плановым, ни случайным. Олег Ярошенко приехал в Чуну, чтобы лично оценить факты, о которых ему сообщила инициативная группа жителей Лесогорска в своей жалобе.

Речь идёт о переводе неврологического отделения и части терапевтического из Лесогорска в Чунскую ЦРБ. Лесогорская же больница постепенно сдаёт свои позиции: к «замороженному» корпусу бывшей детской больницы прибавились пустующие площади бывшей неврологии и доброй половины терапии.

В поликлинике беда с врачами. Терапевтический приём ведут фельдшеры, на два участка работает один педиатр, к так называемым узким специалистам попасть сложно. Кроме того, в Лесогорске медицинскую помощь традиционно могли получать и жители других населенных пунктов – Баянды, Бидоги, удалённых сёл и деревень, откуда проще добраться до Лесогорска, чем до Чуны.

Одним словом, население опасается, что больницу в Лесогорске закроют вообще, оставив на весь большой «лесогорский куст» что-то вроде ФАПа, и активисты ратуют за то, чтобы как минимум возвратить сюда терапию.

Возмущения по этому поводу начались около года назад, когда стало известно о планах руководства больницы заменить терапию и неврологию в Лесогорске на отделение для психических больных. Их намеревались привезти из расформированной психбольницы под Иркутском и уверяли, что так будет лучше для всех, включая «психов»: качество медицинских услуг нисколько не пострадает, психохроники тихие и никому мешать не будут, зато в больнице появятся новые рабочие места. Благодаря повышенным «психическим» тарифам увеличится финансирование. А благодаря доплате за вредные условия труда (насколько вредные, неизвестно) вырастет зарплата медиков. Районное здравоохранение, по мнению руководства, могло не то чтобы финансово воспрянуть, но несколько поправить свои дела.

В этом главврача поддерживает и глава Лесогорского МО Татьяна Белоусова. По её словам, она изначально была против, но потом, как она выразилась, «пришло осмысление» и осознание плюсов размещения психбольных в лесогорской больнице. И теперь она «за».

Протестная волна какое-то время не давала этим планам сбыться, но осенью главврач всё же распорядился перевести отделения, мотивируя тем, что в Чуне «всё рядом»: квалифицированный персонал, реанимация, рентген и так далее. С населением он встретился уже в ноябре, постфактум. Встреча получилась весьма бурной, и её итог вылился в жалобу на имя министра здравоохранения.

Олег Ярошенко заступил на должность 9 ноября, обращение лесогорцев получил 23-го и, как он потом скажет во время визита в район, сразу вызвал в министерство на беседу главврача Анастаса Онуфриади. Но доклады и письма – одно, а увидеть все своими глазами, пообщаться с людьми и услышать их – совсем другое, считает Олег Ярошенко.

Как разместить новость на Тайшет24

Читайте также:
В Чунском районе начался капремонт 45-летней поликлиники

Поездка в Чуну стала для него одной из первых и самых дальних по области.

Терапия на два фронта

День визита выдался насыщенным. Побывали в отделениях Чунской ЦРБ, узнали, как продвигается строительство четырех фельдшерско-акушерских пунктов, провели встречи с медработниками. Посетили гости и «точку кипения», Лесогорскую больницу, где их уже ждала инициативная группа жителей. Анастас Онуфриади выступал в роли гида, показывал палаты, лечебные кабинеты, оборудование. Параллельно рассказывал о вариантах, как задействовать свободные площади: организовать отделение паллиативной помощи для безнадежных больных или, что экономически более справедливо, вернуться к теме психохроников.

«Многие территории тоже сначала боялись, а потом просили – дайте нам еще таких больных», — подкрепил свое мнение главврач. Возвращение терапии на прежнее место в качестве варианта не фигурировало.

У министра эта мини-экскурсия по отделениям оставила хорошие впечатления, и он заявил, что содержать их без должной отдачи – совсем не по-государственному. В усеченном терапевтическом отделении предусмотрено 20 койко-мест. При желании можно разместить втрое больше. Кроме обычных палат, здесь есть палата для ветеранов, есть отдельная палата-бокс, есть палата интенсивной терапии со специальным оборудованием. Правда, с ноября она не работает – вроде как нет нужды. В Лесогорске больные теперь только долечиваются. А сначала пациент из любой точки района поступает в Чунскую ЦРБ. Его обследуют, и если он, как говорят медики, тяжёлый, то его «стабилизируют» и через несколько дней отправляют на долечивание. Если не тяжёлый, то отправляют быстрее.

В момент посещения в лесогорском полупустом отделении лежали 15 человек, к вечеру ожидали еще четверых. В Чуне было 17 пациентов на 10 койках. Врачи говорят, что в «чунской терапии» постоянно лежат человек по 20. Поэтому уплотняют все, что можно – от расстояния между кроватями до нагрузки на персонал. Как рассказывают, порой даже капельницу поставить негде. Нагрузка на медработников возросла, а коллектив уменьшился, потому что далеко не всех устроили новые условия работы. Кому-то приходится работать на два лагеря, лесогорский и чунский.

Устами пациента глаголет истина

Министр останавливался в каждой палате и подробно беседовал с каждым больным, расспрашивал, с каким заболеванием попали в больницу, как их лечат, как они относятся к этой схеме перевоза туда-обратно. Мнения пациентов сильно разделились: кому-то совершенно без разницы, где лежать и получать лечение, кто-то по ряду причин категорически против.

— Я ещё в приёмном отделении объясняю больным, что у нас такая схема лечения, психологически готовлю их к переезду, но все равно конфликты возникают каждый день, — рассказывает заведующая терапевтическим отделением Юлия Сибрикова.

Юлия Николаевна с ноября буквально разрывается между двумя терапиями. С утра – обход в Чуне, осмотр тяжёлых больных, потом поездка в лесогорское отделение. Рабочий день, как она выразилась, продолжается 25 часов в сутки, и то не хватает. Хорошо еще, что живет в Чуне, а то было бы ещё сложнее. Трудностей много, но с чем она соглашается однозначно – тяжелых больных проще стабилизировать в Чуне. Но здесь нужно больше коек. Население стареет, болезни обостряются, количество пациентов растёт.

Читайте также:
В областном перинатальном центре в Иркутске ежегодно проводят более 5 тысяч родов

Больные охотно общались с министром. Нескольких человек, как выяснилось, в чунском отделении «вытащили с того света», за что низкий поклон докторам. Пожилая дама с пневмонией пожаловалась, что сократили персонал скорой помощи. Порой тяжелого пациента даже до машины донести некому. Заметив вопросительный взгляд министра, главврач стал ссылаться на новые нормативы минздрава, но пациентку это, видимо, не убедило. А завсегдатай больницы Клавдия Петровна прямо попросила министра, чтобы лесогорскую больницу не закрывали.

— Кто вам такое сказал? Врачи? – спросил Олег Ярошенко.

— Не врачи. Мало ли от кого люди слышат, — хитро прищурившись, ушла от ответа старушка. — Я вот хочу попросить, чтобы больницу не ликвидировали. В районе народу много, если эту закроют, одна чунская больница не вытянет, – где люди будут лечиться?

Министр заверил, что больницу никто не собирается закрывать.

Надо было трижды подумать

Завершив обход, гости встретились с заждавшейся их инициативной группой. На встречу пришли и представители местной власти — глава и председатель Думы Лесогорского МО. Атмосфера в небольшом кабинете моментально накалилась. Почувствовав это, Олег Ярошенко постарался сразу задать разговору тон, несколько раз призвал всех слышать друг друга и вести конструктивный диалог.

— Мы должны понимать, что жизнь течет, все меняется, не все можно вернуть назад. Наша с вами задача – не просто констатировать факты и говорить о том, что все плохо. Нужно принять взвешенные решения в интересах пациентов. Я обещаю, что все разумное и рациональное, что вы предложите, будет услышано и принято к рассмотрению.

Первой взяла слово бывший директор лесогорской школы, коренной житель поселка Елена Федосеевна Чегрецкая. Она поделилась своей тревогой за будущее больницы, за судьбу сотен пожилых больных, рассказала о собственном опыте «переездов» из Лесогорска в Чуну, когда едва выжила, и подобных известных ей случаях с не всегда хорошим исходом. Елена Федосеевна не без основания считает, что не каждому тяжелому пациенту суждено перенести тряску по плохим дорогам.

— Палата интенсивной терапии работала много лет, все были довольны, и не надо было возить пациентов туда-сюда. Почему ее закрыли? – обратилась женщина к главврачу.

Читайте также:
Депутаты Госдумы предлагают полностью запретить продажу вейпов

— Чтобы она работала, необходимо организовать круглосуточный дежурный пост, задействовать четырех врачей и четыре человека персонала, — ответил Анастас Онуфриади, — а таких возможностей у нас нет.

— Как же обходились раньше? – задала вопрос Елена Федосеевна, на что получила туманный ответ про изменившиеся нормативы.

Последующие выступления друг от друга отличались мало. Говорили о том, что не просят чего-то сверх, например новых корпусов с фонтанами, но просят сохранить, что есть, подумать о будущем посёлка, об его возрастном населении.

Вспоминали 90-е, когда такими же невостребованными считались детские сады, а через годы садики пришлось строить. Высказывали всю боль, что накопилась за последнее время, жаловались на качество медицинских услуг и отсутствие кадров. Припомнили «замороженное» здание детского отделения и всем известный давний конфликт руководства больницы с хирургами. Поинтересовались – неужели правильно сначала бросить помещения, а сейчас думать, как их снова задействовать? Больше всего возмущались тем, что реорганизация отделений прошла по-тихому, без информирования населения, без открытого обсуждения. Якобы был только какой-то опрос среди жителей п. Чунский, и из 16 опрошенных лишь один был против перевода.

— Почему опрос провели в Чуне, а лесогорцев не спросили? Надо тогда было спрашивать в Иркутске, в Москве…Опросили всего 16 человек, а мы только за день собрали 640 подписей под обращением, — возмущалась инициативная группа. Министр назвал эту претензию справедливой («Правда, почему тогда не провести опрос в Америке?») и пообещал разобраться. Такое же мнение он высказал и по поводу неинформированности населения о предстоящей реорганизации отделений.

— Диалога с населением не было, — согласился Олег Ярошенко. — Я с вами солидарен, надо было 33 раза подумать, прежде чем принимать решение. Если уж мне как министру досталось такое наследство – надо думать, как выйти из положения. Онуфриади теперь регулярно отчитывается, занимается вопросами, которые надо было отыграть намного раньше, и сейчас будет делать это еще интенсивнее. Например, в лесогорской больнице открывается дневное отделение на 4 койки. А по работе узких специалистов – окулиста, гинеколога и других – будем думать и обсуждать, чтобы медицинские услуги были и доступными, и качественными. Может, главврач где-то недорабатывает, где-то перегибает, но надо помочь ему разобраться. Будет разбор полетов, но давайте дадим ему время для оценки. Давайте доверимся ему как профессионалу, он отвечает за местное здравоохранение, и с него мы спросим в полной мере.

Действительно, оценки разные. И хорошо бы, чтоб однажды они совпали.

Потому что здоровье у людей, в отличие от оценок, все же только одно.

Об этом сообщает пресс-служба администрации Чунского района.

Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Если вы хотите сообщить новость, напишите в наш Telegram-бот или заполните форму связи
Не копируйте текст!