Главное Общество

В Тайшете ушёл из жизни ветеран войны Владимир Иванович Челмаев

12 сентября умер участник Великой Отечественной войны Владимир Иванович Челмаев. Ему было 94 года.

Родился Владимир Иванович в Мордовской АССР. В октябре 1944 года, когда ему только исполнилось 17 лет, был призван в ряды Красной Армии. В составе Второго Белорусского фронта освобождал Смоленск, Оршу, Минск, Брест. В Польше был ранен, после госпиталя вернулся в строй и воевал на Первом Украинском фронте.

День Победы встретил в Чехословакии.

В Тайшете вместе с женой и детьми проживал с 1972 года. Светлая память русскому солдату, подарившему нам мир.


«Бирюсинская новь» в апреле 2018 года о Владимире Ивановиче и Людмиле Ивановне Челмаевых писала:

Видел слёзы и боль

Тайшет24 в соцсети ВКонтакте

В ХОЛЛЕ управления социальной защиты населения города висит большой красочный плакат. Приятной наружности в парадном костюме участник Великой Отечественной войны с воспитанницей Центра социальной помощи семье и детям Тайшетского района с проникновенным четверостишьем в обрамлении георгиевской ленточки:

Да, внук, я солдат, и я воевал, со смертью встречался, в атаку бежал,

Друзей хоронил, видел слёзы и боль, но ради тебя я тот выиграл бой!

Так я заочно несколько месяцев назад познакомилась с 90-летним Владимиром Ивановичем Челмаевым. А встретиться и поговорить удалось недавно, в пасмурный прохладный апрельский день.

Подумать только! Сколько фронтовых дорог пройдено, сколько трагедий пережито, как безрадостно бросала его судьба по разным городам! Родился в Мордовской АССР. День Победы встретил в Чехословакии на реке Эльбе. После войны ещё служил пять лет – в Саратове и Чите. Свою вторую половинку встретил в Пермском крае. Работал грузчиком в Свердловской области. Тринадцать лет – шофером в Квитокском леспромхозе. Последние 46 лет живёт в Тайшете.

Как и многие его ровесники, не любит смотреть фильмы о войне, это глубокая рана: саднит, кровоточит, болит. И о тех страшных годах вспоминает скупо.

Его призвали в октябре 1944-го, когда едва исполнилось семнадцать лет. Тогда все хотели на фронт, и это была не юношеская бравада, а желание во чтобы то ни стало изгнать врага из родной земли.

В составе Второго Белорусского фронта освобождал Смоленск, Орш, Минск, Брест. В Польше был ранен, после госпиталя попал в Первый Украинский фронт. Вспоминает:

– И в рукопашную приходилось ходить. Бывало, что сегодня мы брали населённый пункт, завтра – немцы… Берлин капитулировал, уже вовсю победоносно салютовали, а мы ещё воевали. Американцам немцы сдавались без боя, а мы вели страшные бои с недобитыми фашистами, они отчаянно сопротивлялись. Им внушили, что русские всех их будут расстреливать, вешать.

Встретил день Победы в Чехословакии. Для него война закончилась на Эльбе 17 мая. Старшие два брата погибли.

Казалось, можно было поставить точку в военной биографии Владимира Челмаева, но судьба распорядилась иначе. Ещё пять лет после войны носил военную форму.

– Нашу часть направили на Дальний Восток, стояли в Чите, думали, что придётся воевать с Японией. Потом полк перебросили в Тайшет, штаб располагался в двухэтажном здании на перекрёстке улиц Пушкина и Кирова. Какое-то время квартировали на станции Невельская. Охраняли политических осуждённых по статье 58. До 1950 года служил во внутренних войсках.

Познакомились супруги в 1954 году, на Урале, оба работали в леспромхозе. Приехали почти одновременно на лесоразработки. Совсем не случайно Владимир и Людмила потянулись друг к другу. Обоих война безжалостно опалила, оставив глубокий след: его на фронте, её – в концлагере. Отец-танкист Людмилы Ивановны без вести пропал.

Рассказывает, что жили они в деревне в Витебской области, ей было восемь лет. В 1942-м пришли немцы, и погнали их. Шли неделю, 350 километров, до самого Минска, ночевали, где придётся. Потом был жутко переполненный товарный вагон, Польша, рас-определительный лагерь в Германии. Вскоре их продали в рабство хозяину. Пережили и страх, и голод, и холод. В 1945-м их освободили американцы. Все четверо, мама и трое детей, остались живы.

– Когда вернулись домой, все поля были усыпаны покойниками, нас заставляли их собирать и хоронить…

Людмила Ивановна замолкает, чувствуется, что воспоминания о прожитых страшных годах даются ей нелегко. И я осторожно перевожу разговор на более приятную тему: встречу с будущим мужем.

– Я лес вручную валила, сучки рубила и таскала, брёвна весной с напарницей сплавляя-ли по реке Чусовой, что в Пермской области.

– Она из Белоруссии, красивая, видная была, – с теплой и нежностью говорит Владимир Иванович, у него даже голос меняется, когда речь заходит о жене. – Полгода ухаживал, затем стали жить не регистрированные.

Не в чем было ехать в ЗАГС, ходили в казённых фуфайках. Через четыре месяца ей купили осеннее пальто, а он взял у соседа плащ – в таком виде и отправились в сельсовет расписываться. Вскоре родилась дочь.

Молодым супругам хотелось чего-то нового, интересного, потому не стали на одном месте засиживаться, тем более, когда Сибирь звала и обещала златые горы. Людмила Ивановна рассказывает:

– Помню, в «Комсомольской правде» так красиво расписали о строительстве металлургического завода, о его перспективах, какое мощное экономическое развитие ждёт молодой город на берегу Бирюсы.

Так в 1959 году судьба Владимира Челмаева вновь связала с Тайшетом, теперь уже на всю оставшуюся жизнь. В горкоме партии супругов встретили без особого энтузиазма,

дав понять, что строительство завода – дело не сиюминутное, а масштабное, и записав все их координаты, отправили в Квитокский леспромхоз, пообещав при первой возможности вызвать.

Как мы знаем, такой «возможности» не представилось. Устроились в Харлашах. Людмила Ивановна работала в школе техничкой, сторожем-истопником. Грустно отмечает, что куда ещё с четырьмя классами образование, война помешала учиться дальше, потому всю жизнь «полы пролизала». Владимир Иванович – водителем на лесовоз.

Жизнь в Харлашах супруги вспоминают тепло и светло. Большой был лесоучасток. Солидный кусок жизни прожили там – двенадцать лет. Дом свой был, приличное подворье – корова, свиньи, куры, огород. Народ дружный, жили бедно, но весело, друг другу помогали. Школа восьмилетняя была, детский сад, хороший спортивный зал, своя больница со стационаром.

В 1972 году, когда детей надо было учить, перебрались в Тайшет. Трое их было у супругов. Об ушедших сыновьях говорят с тихой болью. Дочь сейчас живёт в Белоруссии. Внучке тридцать девять лет, два правнука.

Шофёр – профессия востребованная, и Владимир Иванович, имея богатый водительский стаж, без дела не сидел. Работал в Тайшетторге, на мясокомбинате, автомехаником в управлении бытового обслуживания населения. Около трёх лет – в прокуратуре. Был личным водителем нынешнего Генерального прокурора Российской Федерации Юрия Чайки.

– Я возил Юрия Яковлевича месяца три, пока его не перевели в Иркутск. Он любил по утрам на работу ходить пешком, на обед и с обеда тоже предпочитал прогуляться. Ну, конечно, на проверки, производственные совещания – здесь уже без транспорта не обходилось. Вечерами задерживался после работы, и я оставлял машину возле своего дома, ждал его звонка. С переводом его в областной центр, а потом в Москву он многих коллег перетянул к себе.

В общей сложности, будучи на пенсии, Владимир Иванович работал ещё одиннадцать лет.

РАЗМЕНЯВШИЙ десятый десяток, он ещё водит машину, несколько лет назад купил себе «Ниву». Сегодня занят приятными хлопотами, готовится к поездке в Иркутск. Городской совет ветеранов выделил ему путёвку в гериатрический центр.

Валентина КАЙНОВА

Love
Haha
Wow
Sad
Angry

 

1 комментарий

Влад Тайшетов 13.09.2021 at 21:43

Светлая память, таких уж людей почти и не осталось, ветеранов прошедших войну и живших не унывая до конца !лично не знал, но думаю, человек хороший был !

Ответить

Обсуждения