Главное Общество

Ты чьих будешь? Город Тайшет Красноярского края

Поделиться:

Если вы живёте в Тайшете, вам совсем не обязательно читать эту сумбурную статью. Вы и сами всё знаете. Написан этот материал, скорее, для наших иногородних читателей.

Итак, сначала краткий географический ликбез. Тайшет расположен на границе Иркутской области и Красноярского края – почти в 700 километрах от нашего областного центра и менее чем в 400 километрах от столицы соседнего субъекта.

Наверное, в Иркутской области сложно найти населённый пункт, который шмотало бы так, как Тайшет. В прошлом веке нас несколько раз передавали из одного региона в другой. То вместе с Шиткинским районом (был такой до 1925 года) мы становились куском Красноярского края, то без него. Многие, за исключением двоечников, прекрасно помнят о том, что когда-то мы назывались «Тайшетской волостью Канского уезда Енисейской губернии».

Потом вроде устаканилось, и пришла долгожданная стабильность. И она якобы существует до сих пор – то есть формально Тайшетский район является не просто околоточной частью нашего субъекта, а даже носит гордое наименование «западных ворот Иркутской области». Но как обстоит на самом деле?

А на самом деле Тайшетский район ещё с советских времён активно тяготеет к Красноярскому краю. После распада Союза этот процесс усилился.

Не стану рассказывать о каких-то гипотетических вещах вселенского свойства, связанных с этим тяготением. Буду апеллировать к конкретным вещам, которые сопровождают в повседневной жизнедеятельности.

***

В своём тайшетском детстве я часто катался то в Иркутск, то в Красноярск. И там, и там жили родственники, погостить у которых было сплошным удовольствием.

Но в Красноярске всё же бывал чаще: то ли просто потому, что он ближе, то ли потому, что родных там было больше. В этом городе я килограммами поедал мороженое, потому что в Тайшете его элементарно не было (завозили раз в пятилетку). Этот город привил мне страсть к острому мясу: однажды с бабушкой заглянули перекусить в какое-то заведение в районе старого аэропорта, и тамошний повар просто не пожалел перца. Во рту полыхало часа три.

В этом городе впервые прокатился на катамаране, удивился наличию решёток на окнах первых этажей жилых домов, там же впервые отведал пиццу.

Там же и стал жертвой «мошенников». Однажды летом гостил в Красноярске недели две и каждое утро бегал на ближайший рыночек. У тётеньки сугубо цыганской внешности покупал семечки и всегда гадал: зачем стаканчик обмотан синей изолентой? Пока не подсмотрел: внутри добрая треть этой нехитрой ёмкости была банально заполнена пластилином. То есть вроде как покупаешь полный, даже с горкой, стаканчик, а на самом деле – гораздо меньше. Разочарованию не было предела.

Иркутск оставил гораздо меньше воспоминаний: в памяти застряла лишь прогулка с отцом по ЦПКиО, где тогда толпами носились шустрые белки.

***

В школьные годы чудесные от ребят имя Иркутска звучало гораздо реже, чем Красноярска. Оказалось, что летние каникулы они тоже проводили преимущественно в той региональной столице, которая ближе.

Окончательные точки над Ё расставило окончание школы – чуть ли не все одноклассники дружной ватагой рванули учиться именно в Крск (так мы исторически называем его, чтобы не произносить лишних букв). А в Иркутск свои стопы направила буквально пара человек из полусотни.

Эта студенческая эпопея продолжается и по сей день.

Красноярск в части образовательных возможностей считается гораздо более продвинутым городом. В конце концов, Сибирский федеральный университет раскинулся именно там. Поэтому сотни тайшетцев по окончании школы без раздумий направляются в соседний регион. И застревают в нём навеки. Домой возвращаются единицы.

Обзаводятся семьями, влазят в ипотечные кредиты и живут, как все нормальные люди, не имея ни малейшего желания уезжать туда, откуда вырвались.

Не могу утверждать категорично, но есть ощущение, что в Иркутске из числа тех, с кем мы протирали в школе штаны, живут всё те же пара человек.

И сейчас в столице Прибайкалья из числа тайшетцев учатся преимущественно будущие железнодорожники – чисто по принципу подчинённости.

***

Сегодняшняя торгово-экономическая политика Тайшета целиком и полностью завязана на Красноярске. Именно оттуда к нам тащат всё: от иголок-ниток до мебели и автомобилей, от шмоток до колбасы и майонеза.

Найти в Тайшете какое-нибудь «Байкальское» молоко – это надо потрудиться. Зато красноярской молочки у нас – хоть залейся.

В Тайшете только в паре-тройке торговых точек можно купить иркутско-саянско-усольскую мясопродукцию. Красноярской колбасой и прочим счастьем, понятное дело, завалены все прилавки.

Мы не понимаем вкуса минеральной воды «Иркутская», потому что нас сызмальства поили абаканской минералкой, которая совсем другая.

Зато иркутский майонез «Янта» у нас популярен. В Тайшет его везут, понятное дело, из Красноярска. И там он стоит гораздо дешевле, чем в Иркутске. Как-то год-два назад в Красноярске даже был замечен трамвай, укленный вусмерть рекламой «Янты»…

Есть в Тайшете и несколько магазинов красноярских торговых сетей, о которых в Иркутске, возможно, и не слышали.

Если сломался принтер, то запчасти для него соответствующая ремонтная фирма привезёт из Красноярска.

Если нужно напечатать календари на будущий год, в иркутские типографии мы даже соваться не станем. К тому же те из них, с которыми приходилось сталкиваться, весьма ленивы: их сотрудники не готовы отправить вам готовый полиграфический продукт транспортной компанией (или хотя бы «Почтой России»). У красноярцев в этом отношении всё налажено.

Но, справедливости ради говоря, свой свадебный костюм несколько месяцев назад я всё же покупал в Иркутске. Да, и техническую поддержку нашему сайту оказывают иркутские программисты.

А ещё в Иркутске есть Роскомнадзор, который не спит днями и ночами, присматривая за нами. Там же — облизбирком и ГУ МВД, с пресс-службами которых у нас сложились особо приветливые отношения.

***

Моя супруга, которая из своих 27 лет около 25 прожила в аларско-иркутских степях, перебралась в Тайшет два года назад. И долго не могла уразуметь: почему мы почти не публикуем на сайте новости о каких-то важных иркутских событиях?!

Да потому что они никому неинтересны! Их не читают. Если, конечно, речи не идёт о том, что губернатор в очередной раз оскандалился или ещё какое счастье случилось.

При этом ежедневно одну-две новости из Красноярского края мы размещаем. И они востребованы.

Впрочем, и Иркутску наши новости неинтересны. Если, конечно, речи не идёт о том, что мэра посадили или ещё какое счастье случилось.

В этом контексте имеет смысл сказать, что читатель – вообще существо незаурядное. Потому что новости от ближайших соседей у нас тоже воспринимаются по-разному. Нижнеудинск не интересен по определению, а Чуна почему-то пользуется некой популярностью.

***

Иногда, устав от жизни в стиле «день сурка», мы с супругой, переглянувшись, покупаем билеты и едем на выходные в Красноярск. Просто проветриться, развеяться. Такие поездки для нас уже давно перестали быть каким-то событием и по степени эмоциональной нагрузки (сборы, дорога…) вряд ли превышают эмоциональность поездок в соседний Бирюсинск.

Кстати, мамы и папы своих детишек тоже запросто возят на выходные в соседний субъект – тоже проветриться и поразвлекаться.

Зато съездить в Иркутск – это целое дело! Ибо далеко.

Хотя… как посмотреть. Поезд до Крска движется семь часов. Если ехать в ночь, то на сон у тебя есть только пять часов. Мне их за глаза хватает, а супруге — мало.

В Иркутск поезд идёт одиннадцать часов. Если неспеша загрузиться в вагон, напиться чаю, полистать книжку, то как минимум восемь часов на то, чтобы выспаться, в вашем распоряжении всё равно остаётся.

На автомобиле до Красноярска можно долететь за пять часов – и без единой остановки.

В Иркутск – при всём желании не получится. Какая-нибудь из физиологических потребностей (например, покушать) тебя всё равно застанет в пути.

***

В своё время я в течение пяти лет взаимодействовал с известным иркутским порталом. И нередко шутил: мол, в Иркутск у нас со всего района ездят только два человека – я и мэр, да и то лишь потому, что оба вертикально интегрированы.

Конечно, это было лёгким преувеличением. Потому что из числа тайшетцев частыми гостями Иркутска являются ещё и железнодорожники (в их числе и студенты ИрГУПСа), а также те, кто волею судеб чисто по принципу подчинённости является пациентом областных учреждений здравоохранения.

Понятное дело, что есть ещё всякие сотрудники полиции, дорожники и разный чиновный люд. Они тоже дорогу в Иркутск помнят.

Кстати, в прошлом году мы провели на сайте опрос. Вопрос к читателям был совершенно дурацким и не имел пояснений. «Тайшетский район – Иркутская область или Красноярский край?». 81% из нескольких сотен ответили, что Красноярский край.

Это не географический кретинизм. Это люди так чувствуют.

Но парадоксы на карте Восточной Сибири мы всё же наблюдаем. Например, несколько железнодорожных станций, находящихся на территории Тайшетского района, относятся к Красноярской железной дороге. А населённые пункты, прилегающие к этим станциям, являются нашими, тайшетскими.

Осмыслить этот казус дано не каждому. С год назад на одной из таких станций произошло ЧП. Поскольку территориально событие имело место в Тайшетском районе, мы об этом на сайте сообщили. Звонит иркутский коллега: «Я не понял, где дело было-то?» Доходчиво объяснил. Потом ещё раз. Всё равно не понял.

***

В продолжение темы о путешествиях. За последний год мы с супругой совершили несколько авиаперелётов в центральную часть России. Разумеется, осуществлять такие вояжи через иркутский аэропорт и в голову не могло прийти.

Во-первых, ехать поездом в противоположную от Москвы сторону, чтобы затем улететь в столицу, — как минимум нелогично. Плюс к этому – красноярский аэропорт почти в два раза ближе. И стоимость перелёта из воздушной гавани Енисейской губернии значительно (весьма значительно!) ниже, чем из Иркутска.

Ценовой рекорд был поставлен в феврале нынешнего года, когда по маршруту Красноярск-Москва-Красноярск мы слетали за 13 000 рублей. Вдвоём и в обе стороны.

Иркутяне о таких ценах даже не слышали.

***

С нынешним председателем Заксобрания (Иркутской области) Сергеем Соколом летом мы несколько часов бродили по ночному Тайшету. Ему, как будущему спикеру (и, наверное, губернатору), было интересно всё. В том числе был затронут и этот геополитический вопрос. Сокол счастливо заулыбался: как-никак Красноярск – его вотчина…

Однако же… Чем сегодня в первую очередь нужно увлечься региональным властям относительно Тайшетского района? Наверное, развитием какого-то регионального патриотизма, чтобы не штормило и не кренило нас в сторону Красноярска. Только этого не происходит. И не происходило никогда.

Хотя, чтобы не сильно расслаблялись, губернаторы в наши края хоть раз в год, но наведывались (это я о нормальных губернаторах говорю).

И снова о читательской реакции. Помните, как шумно Иркутская область в прошлом году отпраздновала своё 80-летие? 97% наших читателей не помнят. Об этом свидетельствуют результаты проведённого на сайте опроса.

Но заковыка вся в том, что и от культурно-политической жизни Красноярского края мы тоже оторваны. Хотя, по правде говоря, наши ребята (спортсмены-певцы-танцоры) нередко принимают участие в проводимых в соседнем регионе мероприятиях. Но, как ни крути, мы там чужие.

Вот и получается парадоксальная картина. 80-летие Иркутской области? Не, не слышали. «Универсиада-2019» в Красноярске? Слышали, но мы-то тут при чём?!

Андрей Лаховский, ИА «Тайшет24»

Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Чтобы сообщить новость, напишите в наш Telegram-бот или на e-mail news@t24.su.