Общество

Воскресное. Синоним человеческой свободы – одиночество

Представляем вниманию читателей размышление писателя и телеведущего Андрея Максимова о любви и одиночестве, опубликованное в «Российской газете».

Новости, новости… Они — про важное, про политическое, культурное, спортивное… Понятно, что все это необходимо. Но вот ты — колумнист, и вдруг понимаешь: в последнее время тебя тревожит не просто новость, а эдакая новость-размышление.

С тех пор, как я придумал свою психофилософию и написал о ней несколько книг, ко мне «на поговорить» стали приходить люди со своими проблемами. И вот новость (она же — повод для размышлений): сто процентов людей, у которых возникают лично-семейные проблемы — борцы за свою независимость и личное пространство.

Сегодня прилавки магазинов забиты книгами о том, как сохранить свободу в лирических отношениях, психологи разного уровня компетентности проводят лекции о том, как не потерять себя в любви…

Люди верят. И что происходит дальше? Они начинают заниматься не тем, чтобы строить совместные отношения, а тем, чтобы оберегать личное пространство. А потом приходят ко мне с криком: «У нас нет взаимопонимания!» «А личное пространство есть?» — спрашиваю я. Личное пространство есть всегда.

Проблема того, как сохранить себя в любви, волнует людей не меньше (если не больше), чем многие политические и даже социальные проблемы.

В нашей стране огромное количество закомплексованных людей, которые убеждены, что им не додано любви, счастья, внимания, света…

Любой закомплексованный человек, как сумасшедший, держится за свою территорию, боясь, что у него и это малое отнимут. Он хочет брать и нести себе все, в том числе чувства и эмоции. Великая фраза великого Сенеки: «Если хочешь, чтобы тебя любили — люби», — не работает: эгоизм побеждает.

Либо ты влюблен, либо свободен. Только не следует забывать: синоним человеческой свободы – одиночество.

А что такое любовь, собственно говоря? Понятно, что сколько веков существует человечество, столько веков оно ищет ответ на этот вопрос. Однако любому очевидно, что любовь — это путь к эмпатии. Эмпатия — немецкий термин, дословно означающий «вчувствование». Это то, что испытывает мать к ребенку. Это когда другому человеку больно, и тебе болит. Это когда другой человек плачет от горя, и ты страдаешь. Это, собственно говоря, и есть любовь. О какой свободе, от кого можно говорить, если человек движется к эмпатии?

Тут уж выбирай: либо ты влюблен, либо свободен. Только не следует забывать: синоним человеческой свободы — одиночество. Если ты свободен от проявлений других людей — от их настроения, проблем, от их жизни, наконец, значит, ты одинок.

Свободен ли верующий человек от Бога? Нет, разумеется. Вера, собственно говоря, и означает: человек ощущает себя, живущим в присутствии Бога. Без Бога он как бы неполон. И эта зависимость от Господа и есть полная и окончательная свобода человека.

То же самое и с любовью. Если она настоящая — человек не может быть от нее свободен. На вопрос, который возникает в таких случаях: «Но ведь тогда я потеряю себя», есть только один ответ: «А разве тот, кто будет без любви — это ты?» Психологи, которые так любят призывать людей — особенно женского пола — не потерять себя в отношениях с любимым, по сути, ведь вот что твердят: «Ты без любви ничуть не хуже, чем с любовью! Ты — настоящий без любви! Береги себя настоящего!» По-настоящему любящий человек может сохранить себя только при условии, что он сохранит любовь. Вот это очень важно помнить.

Такой разговор притворяется «абстрактно-философским». На самом деле он абсолютно конкретен, по сути — это руководство к действию. Я заметил: когда у супругов один мейл или когда муж по просьбе жены смотрит сообщение, которое пришло ей на телефон — это безусловный признак хороших, доверительных отношений.

Выдающийся философ Георгий Гачев заметил, что когда встречаются мужчина и женщина, и между ними возникает любовь, то в этих отношениях участвуют как бы три человека: он, она, и он и она вместе. И вот этот третий «человек» — он и она вместе — нуждается в том, чтобы его поддерживали, любили, холили и лелеяли. А если про него забывают, движимые собственными амбициями и желанием сохранить свою свободу — этот третий может чахнуть и в конце концов умрет.

По-настоящему любящий человек может сохранить себя только при условии, что он сохранит любовь.

Так что же: надо все делать вместе? И не должно быть у людей никакого личного пространства? Замечательно сказал великий писатель Фазиль Искандер, когда его спросили об отношении к одиночеству. Да, — сказал он. — Я должен сидеть в кабинете один и писать. Но они (имея в виду свою семью) должны копошиться за стеной.

Если мы говорим о настоящей любви, то личное пространство в ней не может быть отвоевано. Если за личное пространство приходится воевать — значит, существуют серьезные проблемы во взаимопонимании, а значит, в любви.

Если женщине нравится проводить время без мужчины (или, соответственно, мужчине без женщины) — значит, в их отношениях что-то сломалось, что-то не так. Мы живем в такое быстрое, суетливое, часто истеричное время, что оно и так всегда разделяет людей. Это, что называется, объективная реальность. Каждый из нас занят большим количеством разных дел, если к тому же хочется прятаться в компании друзей, в социальные сети и так далее — это тревожный симптом.

Любовь — это прекрасная несвобода. Да, несвобода. Но прекрасная. Где же найти человека, рядом с которым хочется идти, держась за руки? Проблема? Без сомнения. Потому что не мы находим любовь, а любовь находит нас. Но если появился такой человек (или кажется, что появился) — воевать за собственное пространство, за некую самость без любви — означает убивать любовь. Вот и все.

Фото: pixabay.com.

ИА «Тайшет24»

     
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Если вы обнаружили в статье неточность, сообщите, пожалуйста, в редакцию! E-mail: news@t24.su.

Обсуждения