Интервью

Следователь СКР Наталья Фетискина: «Каждое уголовное дело чем-то запоминается и чему-то учит»

15 января Следственный комитет России отмечает пятилетие своего основания. В этот день мы встретились и поговорили о работе и о жизни со следователем Следственного отдела СКР по Иркутской области Натальей Фетискиной.

Тайшет24 во Вконтакте

Наталья Викторовна Фетискина родилась 15 июля 1988 года в Тайшете. В семье была старшим ребёнком из троих. Проживала с родителями в посёлке Шиткино вплоть до окончания девятого класса. Среднее образование получила в железнодорожной школе-интернате №24 г.Тайшета. Затем училась на юридическом факультете Сибирской академии права, экономики и управления в Иркутске, который окончила с красным дипломом.

Во время обучения проходила практику в администрации Тайшетского района и в одном из подразделений налоговой службы в Иркутске. В тот период Наталья Викторовна себя в качестве потенциального следователя точно не рассматривала: полагала, что её ждёт муниципальная служба или работа в какой-либо частной юридической конторе.

Уже после получения высшего образования, будучи в декретном отпуске, Наталья узнала о том, что в Следственный отдел Следственного комитета России требуются общественные помощники. Около года она на общественных началах (то есть безвозмездно) активно участвовала в работе отдела. Всё это вызывало у неё серьёзный интерес и даже азарт. В апреле 2013 года была официально принята на работу, приступила к исполнению должностных обязанностей. Вскоре её аттестовали.

В течение первого года работы занималась расследованием дел самых различных категорий — от краж до убийств. А с начала 2014 года специализируется исключительно на расследовании должностных преступлений.

В настоящее время в производстве у Натальи Фетискиной находятся уголовные дела в отношении начальника колонии-поселения №22, начальника объединения исправительных учреждений №25 Красноярского ГУ ФСИН (дислоцируются на севере Тайшетского района), депутата Думы Борисовского муниципального образования, бывшего начальника управления строительства, архитектуры и инвестиционной политики администрации Тайшетского района.

— Какое из первых дел особо запомнилось?

— Самое первое задержание. В деревне Байроновка произошло убийство, я выехала в составе оперативно-следственной группы на задержание подозреваемого. Там наблюдала, как следователь оформляет задержание, как выходит с ходатайством в суд… Мне всё это было непонятно и интересно. А я почему-то страшно боялась судей, и к своему первому выступлению в судебном заседании готовилась очень долго: зачитывала это постановление, наверное, сто раз. В том числе и перед зеркалом.

Врезались в память многочисленные командировки по Тайшетскому району. Особо, конечно, запомнилась поездка в деревню Кондратьево (около 250 километров к северу от Тайшета-ред.), где ранее произошло причинение особо тяжких телесных повреждений несовершеннолетнему. Эти эмоции, вызванные бездорожьем, когда едешь непонятно сколько времени и непонятно куда, никогда не забудутся.

А вообще каждое расследуемое дело оставляет какие-то впечатления и позволяет пополнить свой багаж опыта.

— А позитив в работе хоть какой-то есть?

— Конечно! Расследование любого уголовного дела должно заканчиваться составлением обвинительного заключения и направлением его прокурору для утверждения с перспективой передачи дела в суд.

Я как следователь при рассмотрении любого сообщения изначально определяю перспективу возбуждения либо невозбуждения уголовного дела, вырабатываю тактику, разрабатываю планы и стремлюсь к их выполнению. Свою работу мы строим самостоятельно. Достижение результата – это и есть позитив.

— Задача следователя – разобраться по справедливости или во что бы то ни стало посадить человека?

— Ну как посадить?! Справедливость, естественно, должна быть! При расследовании уголовного дела наша задача – в полном объёме доказать вину подозреваемого. Только при наличии достаточных для этого данных мы можем предъявить обвинение и направить дело прокурору.

А сбор этих доказательств – процесс, конечно, интересный. Это различные осмотры, допросы, которые порой бывают очень яркими, потому что люди все разные. И вообще: работа связана прежде всего с общением.

— А работа ваша – больше кабинетная?

— Я бы так не сказала. По-разному бывает. Иногда подолгу приходится сидеть над исследованием различных документов, а иногда и вовсе некогда зайти в кабинет. Поскольку немалая часть работы связана с сельской местностью, приходится много времени проводить в поездках, работать на местах со свидетелями. Тайшетский район – почти весь – я исколесила вдоль и поперёк.

— Бывало такое, что подследственные пытались запугать? Звучали ли угрозы?

— Нет, в моей практике такого не было.

— Взятки предлагали?

— Нет, не предлагали.

Расследование определённой категории уголовных дел, а особенно в Тайшете с населением в 35 тысяч человек, где все у всех на виду (а отдельным гражданам общество уделяет пристальное внимание), нередко вызывает субъективную оценку действий следователя. А ведь вся наша деятельность построена на нормах уголовного кодекса и уголовно-процессуального кодекса. При принятии решения о наличии или отсутствия состава преступления я руководствуюсь собранным материалом и УК, который чётко даёт ответы на все возникающие вопросы.

Приведём пример. В результате ножевого ранения погибает человек. Но ранение ему было нанесено в порядке превышения пределов необходимой самообороны. И это объяснить потерпевшей стороне достаточно сложно. Со стороны таких людей на меня оказывается безумное психологическое давление: они высказывают своё недовольство качеством работы следователя, пишут жалобы в прокуратуру или обращаются в судебные органы.

На пустом месте уголовное дело возбудить или не возбудить нельзя.

— Какие качества должны быть присущи следователю?

— В первую очередь, порядочность, тактичность, внимательность.

— Спасибо! С праздником!

Андрей Лаховский

t24

Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам
 
Присоединяйтесь к нам:
                 

Обсуждения

Не копируйте текст!