История

Реквием по взлетной полосе…

Сибирские пространства велики. Иркутская область, например, занимает без малого 780 тыс. кв. км. Охватить такую огромную территорию способна только авиация, потому крылатый транспорт развивался у нас стремительно.

В конце 1920-х годов иркутские «Юнкерсы» (эти германские самолеты тогда составляли основу самолетного парка страны) «обули» поплавковыми шасси, которые зимой заменяли лыжами. Рейсы на север стали регулярными, главные пункты назначения – Витим, Бодайбо, Якутск, откуда вывозили золото и пушнину. И наши знаменитые соболя и драгметалл быстро обращались в валюту, на которую за рубежом закупалось оборудование для заводов, автомобили, трактора, нанимались специалисты.

Индустриализация в СССР шла с размахом и темпами, которых не знала мировая практика. Но почему же перевозчики «валюты» долго оставались на поплавках и в полете были накрепко «привязаны» к воде? Ответ прост: не было тогда в Иркутской губернии сухопутных аэродромов. А если посмотреть на карту, то станет понятно: сама природа определила здесь развитие гидроавиации.

Машины в Иркутске стартовали с Ангары (вначале порт размещался в Знаменском монастыре, позже – в створе Мяснорядской, где сейчас восстановлены Московские ворота). Сперва летели на запад, вдоль Ангары – до Балаганска. Потом поворачивали на восток и шли до села Грузновка на Лене. Далее самолет вместе с Леной двигался на север, повторяя изгибы реки. Усть-Кут. Киренск. Ичера. Витим (отсюда – поворот: вдоль Витима до Бодайбо). Якутск…

В истории освоения сибирского неба часто встречается слово «первый»: воздухоплаватель, самолет, летчик, рейс, авиалиния. И наша авиация за короткий срок пережила бурный рост. А после и не менее стремительный упадок.

Новости Тайшет24 в Viber!

Ранее, при советской власти, большинство райцентров (а их в области до недавнего времени было 33, включая Усть-Ордынский округ) имели свои аэродромы. Плюс подготовленные площадки в некоторых населенных пунктах. А через промышленные Братск и Усть-Илимск пролегли воздушные магистрали. Но после началась «перестройка», и ловкие дельцы быстро «прибрали» народное имущество. А то, что не смогли унести и продать (например, бетонные плиты взлетных полос и «рулежек), пришло в запустение и заросло травой…

Сейчас имя Сергея Сотникова вряд ли кто вспомнит. А пять лет назад оно прогремело по России. Напомню ту историю. Есть в Республике Коми село Ижма. Был и аэропорт. Но в 2003 году его закрыли, персонал уволили. Остался Сотников – начальник вертолетной площадки. И этот человек упорно продолжал поддерживать взлетно-посадочную полосу в рабочем состоянии: ежедневно убирал мусор (зимой – снег), вырубал прутья ивняка и траву, прораставшую меж плитами.

7 сентября 2010 года именно на таком самолете якутской компании «АЛРОСА» пропало электропитание. Воздушному судну, шедшему по маршруту Полярный – Москва, экстренно потребовалась аварийная посадка. «Под рукой» оказалась Ижма. Правда, там не было светосигнального оборудования и приводных радиостанций. Но у экипажа и выбора не было: из-за отказа средств навигации при снижении летчикам даже пришлось использовать… стакан с водой. И ведь они приземлились!

Да, полоса оказалась коротковатой: самолет выкатился за пределы, получив незначительные повреждения. Но 72 пассажира и девять членов экипажа были спасены. За этот подвиг два пилота удостоились звания «Герой России», остальные члены экипажа награждены орденом Мужества, а Сергей Сотников – медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени…

Поучительная история, правда?

Теперь сравним размеры двух взлетно-посадочных полос.

Ижма – асфальтобетонная: длина – 1325 м; ширина – 42 м.

Октябрьский – бетонированная: длина – 1600 м (с аварийными торцевыми площадками – плюс 80 м); ширина – 35 м.

Спросите: где это – Октябрьский? А это поселок в 12 км от районного центра Чунский Иркутской области. Как вы догадываетесь, полоса здесь появилась еще во времена СССР. Спецпредприятие из Красноярска в 1980-м провело необходимые изыскания: проанализировали местную «розу ветров», проверили образцы почв, выбрали подходящее место. Потом вырубили лес, раскорчевали и выровняли площадь. Уложили специальную «подушку», поверх – бетонированные плиты, провели дренаж. Работы обошлись в 2,5 млн рублей. В 1984 году взлетно-посадочная полоса была готова. И однажды на нее даже приземлился небольшой самолет Л-410…

На этом история уникального – по районным меркам – сооружения заканчивается: далее наступило безвременье. Впрочем, это не совсем верно: в двух шагах от полосы находится районное отделение «Авиалесоохраны» – его работники регулярно вырубают сосняк по краям полосы, и делают это по своей доброй воле.

Полосу видели военные и МЧС – лишь восхищенно топали ногой по звенящему бетону и удивлялись: откуда же в глубинке такое богатство? Приглядываются к «объекту» и владельцы летательных аппаратов: мол, если нам отдадите, уж мы за порядком следить станем строго. Лесоохрана, в свою очередь, просит передать полосу ей. «Бесхоз» притягивает хапуг: в торце полосы уже недостает нескольких плит. По ночам здесь гоняют местные «стритрейсеры», а наутро парашютисты-пожарные убирают стекла от пивных бутылок и мусор, по-прежнему бесплатно выкашивают сорняки, рубят кустарник и сосенки.

– Конечно, мы не бессребреники, – говорит начальник авиаотделения Александр Плеханов. – Но если бы мы знали, что это – наше хозяйство, и за поддержание его в рабочем состоянии мы получаем деньги, пускай и небольшие, то уж мы бы обеспечили тут более надежную охрану и порядок…

Эти люди хорошо помнят случай в Ижме и знают, как Сергей Сотников спас пассажиров терпящего бедствие Ту-154. Так, может быть, по полосе в Октябрьском еще рано исполнять реквием? Может быть, она еще послужит людям?

Михаил Денискин

Областная газета

Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам
 
Присоединяйтесь к нам:
                 

Обсуждения

Не копируйте текст!