Интервью Общество

Первый замглавы СУ СКР по Иркутской области – о борьбе с коррупцией и резонансных делах

Коррупция – слово, которое давно не требует объяснений. В новостных лентах то и дело появляются сообщения о новых задержаниях как мелких взяточников, так и тех, кого принято считать «неприкасаемыми». О том, как справляются с этим явлением в Приангарье, в интервью Телеинформу в Международный день борьбы с коррупцией рассказал первый заместитель руководителя СУ СКР по Иркутской области Дмитрий Вастьянов.

– Не секрет, что в Иркутской области довольно сложная обстановка по преступлениям коррупционной направленности. Каких результатов удалось добиться в борьбе с ними за последние годы?

– Результаты работы Следственного управления Следственного комитета по Иркутской области по противодействию коррупции, проводимой во взаимодействии с различными правоохранительными ведомствами, показывают стабильно положительную динамику по всем направлениям.

Так, отмечается рост результативности рассмотрения сообщений о преступлениях коррупционной направленности – с 234 в 2013 году до 256 в 2015 году. За 11 месяцев 2016 года следственными подразделениями ведомства возбуждено 303 уголовных дела о коррупционных преступлениях.

Начиная с 2013 года, увеличивается число направленных в суд преступлений коррупционной направленности – со 118 в 2013 году до 227 в текущем году. При этом на протяжении последних двух лет суды не вынесли ни одного оправдательного приговора по подобным делам.

Всё это свидетельствует о качестве предварительного следствия, обоснованности и законности обвинений, предъявляемых следователями.

– Следственный комитет борьбу со взяточничеством ведёт совместно с другими ведомствами. Какие меры предпринимаются для повышения эффективности этой деятельности?

– Противодействие коррупции – важнейший пласт работы Следственного управления. Организации работы в этом направлении уделяется первостепенное значение. Мы тесно взаимодействуем со всеми правоохранительными органами Иркутской области. Наибольшая часть материалов по коррупционным преступлениям поступает от подразделений МВД и ФСБ, в том числе по наиболее резонансным преступлениям. Кроме того, мы активно сотрудничаем с прокуратурой, осуществляющей координацию всей антикоррупционной работы в регионе.

Чтобы повысить эффективность работы в этом направлении, принято немало действенных антикоррупционных правовых норм. Внедрены механизмы, которые помогают выявить коррупционные схемы на любом уровне.  Мы также организовали взаимодействие с региональными госорганами различных уровней, которые контролируют исполнение бюджета.

Если говорить о резонансных делах, то, пожалуй, самым громким событием уходящего года стало следствие в отношении мэра Ольхонского района Сергея Копылова (в настоящее время срок его полномочий истёк, в сентябре был избран новый глава муниципалитета – прим. ред.). Расскажите, на каком этапе находится расследование?

Сергею Копылову в ближайшее время планируется предъявить обвинение в окончательной редакции. Затем в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства подозреваемому и его защитникам будут представлены материалы уголовного дела для ознакомления.

Напомню, что СУ СКР по Иркутской области расследует уголовное дело по трем фактам преступной деятельности мэра Ольхонского района. По версии следствия, Копылов с ноября 2015 года по январь 2016 года дал указание руководству подрядчика проводить работы по добыче каменных пород в границах Прибайкальского национального парка. Кроме того, по версии следствия, он превысил должностные полномочия при предоставлении в аренду юридическим лицам и частному лицу земельных участков в Прибайкальском нацпарке.

– Как продвигается дело в отношении бывшего директора иркутского бассейна «Спартак» Эдуарда Рукосуева?

– В настоящее время расследование по уголовному делу продолжается.  Его ведёт Пятое Следственное управление ГСУ СК России, которое дислоцируется в Новосибирске. Решение передать его туда было принято в ноябре 2015 года, поскольку оно вызвало широкий общественный резонанс на фоне вскрывшихся фактов посягательств на половую неприкосновенность детей. Хотя изначально в отношении него действительно было возбуждено уголовное дело за присвоение и растрату бюджетных средств.

Именно в рамках расследования этого уголовного дела в ходе обыска места жительства и гаража подозреваемого мы обнаружили носители информации, свидетельствующие о совершении преступлений против половой неприкосновенности.

– Часто появляются сообщения об уголовных делах в отношении глав сельских поселений, небольших населенных пунктов. Как Вы считаете, они совершают подобные преступления намеренно, из корыстных побуждений либо из-за правовой неграмотности?

– Все преступления коррупционной направленности являются умышленными. На юридическом языке это значит, что в ходе предварительного расследования таких уголовных дел доказывание умысла является обязательным.

Единственным неумышленным преступлением, которое может совершить должностное лицо, является халатность. Это статья 293 УК РФ. Но необходимо понимать, что даже если такое преступление и совершается по легкомыслию или небрежности, последствия его приводят к существенному нарушению прав граждан и интересов общества и государства.

В силу своего должностного положения госслужащий, глава муниципалитета или региона обязан блюсти законные права и интересы граждан. Поэтому использование своего должностного положения недопустимо. Такие преступления не только влекут нарушения прав граждан, но и подрывают доверие к государству и власти в целом.

Именно поэтому мы уделяем особое внимание и первостепенное значение выявлению и расследованию таких преступлений. Зачастую на последнем рубеже защиты интересов простого гражданина находится следователь с ручкой в руках и Уголовным кодексом на рабочем столе.

– Сколько уголовных дел в этом году было направлено в суд по фактам взяточничества?

– Мы передали в суд 134 таких уголовных дела, в том числе в отношении чиновников. Государство установило за такие преступления суровую ответственность. Это не только реальный срок заключения, но и другие серьезные лишения и ограничения. Процент возвращения таких дел на дополнительное расследование ничтожен (менее 0,1%).

Так, например, за получение взятки суд может наложить штраф до 5 миллионов рублей, а также лишить чиновника права находиться на  определенных должностях или заниматься определенными видами деятельности.

– Являются ли проверки в отношении чиновников, руководства региона и муниципалитетов, депутатов обязательными, либо они проводятся исключительно по заявлениям?

– Основанием для проведения любой проверки, в том числе и в отношении чиновников, является наличие информации о совершении преступления. Хочу особо подчеркнуть, что сам факт проведения проверки в отношении какого-либо лица не свидетельствует о его виновности. Однако если в ходе неё устанавливаются факты совершения преступления, уголовное дело возбуждается немедленно.

Основанием для уголовного преследования является в одних случаях только заявление потерпевшего. Например, если речь идет о совершении чиновником преступления, относящегося к категории частного обвинения. Если же мы имеем преступление, относящееся к категории частно-публичного обвинения, то дело заводится и без заявления жертвы.

Стоит отметить, что для некоторых  чиновников существует особый порядок возбуждения уголовного дела, так как они являются лицами с особым правовым статусом. Уголовно-процессуальный кодекс РФ, а точнее его статья 447, предусматривает, что решение о возбуждении уголовного дела в этом случае принимается только руководителем следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по региону.

– Коррупционеры, помимо прочего, наносят существенный ущерб бюджету.  Как налажена работа по его возмещению?

– Последние годы отмечены качественно новым подходом к работе по возмещению государству ущерба, причиненного коррупционными преступлениями. Выработаны меры по обеспечению неотвратимости имущественной ответственности коррупционеров.

В этом году в Иркутской области в рамках уголовных дел удалось возместить 78% от всей суммы ущерба, причиненного коррупционными преступлениями. Активно применяется механизм наложения ареста на имущество коррупционеров, в том числе недвижимое (квартиры, земельные участки).

– Следственное управление СКР по Иркутской области регулярно проводит приёмы граждан. Помогает ли это в деле антикоррупционной борьбы?

– Действительно сейчас уделяется особое внимание проверке информации от населения. Мы её получаем на личных приёмах, которые проводит всё руководство ведомства. Только в этом году такие мероприятия проводились 71 раз. При этом большая часть этих встреч были выездными. Мы провели 34 приёма в городах и посёлках. Сразу отмечу, что встречи руководства управления в районах области имеют большую популярность. В этом году в ходе выездов мы выслушали 325 человек. Всего же к нам пришли на приёмы 410 жителей региона.

Стали обычной практикой «прямые эфиры», когда люди напрямую задают вопросы руководителям управления. Также мы мониторим интернет на предмет информации о коррупционных правонарушениях. Сообщить о коррупции можно и через интернет-приёмную СУ СКР по Иркутской области.

Хочу особо подчеркнуть, что вся поступающая информация проверяется следователями Следственного управления строго в рамках уголовно-процессуального закона. В 2016 году мы провели 430 таких проверок. В прошлом году их было 403. Крайне важно при их проведении обеспечить полноту исследования всех обстоятельств и уже на основании сделанных выводов принять решение об отсутствии либо наличии состава преступления в действиях конкретных должностных лиц.

ИА «Телеинформ»

Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Если вы обнаружили в статье неточность, сообщите, пожалуйста, в редакцию! E-mail: news@t24.su.

Обсуждения