История

Из опубликованного. Остаться человеком

Я постаралась изложить жизненный путь моего деда — Арутюнова Бениамина Самсоновича так, как увидела его из воспоминаний его дочерей, жены, а также из анализа сохранившихся документов. На этом пути выпали жестокие испытания, но он, пройдя все круги ада, сумел сохранить достоинство, веру в светлые человеческие идеалы, нашел новых и сохранил старых друзей, никогда не забывал своих исторических корней.

Впервые опубликовано 9 февраля 2016 года.

Бениамин Самсонович Арутюнов родился в 1913 году в небольшом селе Дашалты Нагорно-Карабахской автономной области в семье потомственных лесничих. У отца с матерью было 12 ребятишек, каждого из них глава семьи хотел видеть грамотным, стремился всем детям дать образование. У Бениамина рано проявились способности к математике. Окончив в Степанакерте школу, он поступил в Шушанский педагогический техникум. Стал учителем и девять лет обучал ребятишек математике в селах Нагорного Карабаха. За это время хорошо изучил русский и азербайджанский языки. В 1939 году поступил в Бакинский нефтяной институт на заочное отделение, переехал в Баку и стал работать начальником управления электрических цепей. Здесь он вступил в ряды ВКПб. Жизнь обещала способному парню широкие перспективы. Но началась война.

Еще в техникуме Бениамин Самсонович окончил шестимесячные курсы санинструкторов, поэтому сразу был зачислен в 43 отдельный медико-санитарный батальон 99 горной стрелковой дивизии 51 армии. Тогда Бениамин Самсонович не мог и предположить, что побочная специальность санинструктора пригодится на многие годы, поможет избежать в сибирских лагерях лесоповалов, на которых загибались люди и покрепче его.

51 Армия была сформирована на территории Крым а в августе 1941 года. В ноябре была эвакуирована на Таманский полуостров и включена в Закавказский фронт. Участвовала в Керченско-Феодосийской десантной операции 1941-1942 гг. В мае 1942 г ода эвакуирована на Кубань. (Великая Отечественная война Советского Союза. Т.1)

Первое испытание — первый круг ада. » Война»

ponkratievВ августе 1941 года 99 стрелковая дивизия была переброшена к иранской границе. Наши войска вошли в Иран для того, чтобы обезопасить наши границы. Воинская часть расквартировалась в небольшом городке Пехлеви.

В августе — сентябре 1941 года наши войска были введены на иранскую территорию с целью воспрепятствовать фашистской Германии использовать территории и ресурсы страны в войне против СССР. 25 августа 1941 года СССР и Великобритания вручили иранскому правительству с изложением причин ввода войск. Советский Союз предпринял эту акцию на основании ст.6 советско-иранского договора 1921 года. Действия Советского Союза и Великобритании предотвратили использование Ирана в войне против стран антигитлеровской коалиции и обеспечили его сотрудничество с ними в период войны. По условиям договора СССР и Великобритания обязывались уважать территориальную целостность, суверенитет и политическую независимость Ирана, «защищать Иран против всякой агрессии со стороны Германии или другой державы». Иран предоставил своим союзникам право содержать на своей территории сухопутные, морские и воздушные силы в небольшом количестве и обязался сотрудничать с ними всеми доступными средствами. Войска были выведены согласно договору спустя 6 месяцев после окончания второй мировой войны (Великая Отечественная война Советского Союза. Т.1)

Недолго длилась эта неожиданная и относительно спокойная заграничная командировка. В это время на всех фронтах шли тяжелые бои. В ноябре 1941 года их часть перебросили под Новороссийск. В марте 1942 года дивизия ночью была посажена на транспортные корабли и под непрерывной бомбежкой высажена в Керчи.

Керченско-феодосийская наступательная операция началась 20 декабря 1941 года и продолжалась по 2 января 1942 г. Цель: овладение Керченским полуостровом и создание условий для освобождения Крыма. К проведению операции была привлечена и 51 армия. Она наносила вспомогательный удар в районе Керчи. Армия начала высаживаться 29 декабря 1941 года. Перевозка войск проводилась при сильнейшем шторме и сильном противодействии противника. В ходе упорных боев был захвачен плацдарм на северо-восточном побережье Керченского полуострова. К исходу 2 января войска освободили Керченский полуостров. Войска 51 армии освободили Керчь и повели наступление в западном направлении. В результате наступления войска отвлекли часть вражеских сил от Севастополя, предотвратили наступление немецких войск на Кавказ через Таманский полуостров. К февралю 1942 г. немецкое командование планировало захватить Керченский полуостров, Кавказ и Кавказские перевалы, перерезать советские коммуникации на Волге. 8 мая 1942 года 11 немецкая армия перешла в наступление на Керченском полуострове и нанесла серьезное поражение советским войскам. Советские войска с большими потерями эвакуировались на Таманский полуостров (Великая Отечественная война Советского Союза. Т.2 М., 1962 г.).

Второе испытание- второй круг ада. «Ранение»

Перед очередным боем во время бомбежки санинструктора Арутюнова ранило, и он ослеп. Зрение возвращалось медленно, но полностью так и не восстановилось. Еще одна боль вошла в сердце солдата — из дома пришла горестная весть — под Севастополем погиб старший брат Вартан. Наотрез отказался Бениамин от эвакуации в тыл, отлежался в госпитале, и снова нелегкая работа ждала его. Уже не пугали почерневшие трупы, вывороченные внутренности у еще живых, дико кричащих людей, кровавое месиво человеческих тел. Во время отступления наших войск тысячи солдат попали в плен.

Третье испытание- третий круг ада. » Немецкий плен»

Так Бениамин Самсонович попал в плен. Вместе со всеми брел старшина медслужбы в пыльной колонне. С душевным смятением шли усталые измученные люди, не осознавшие еще в полной степени своей трагедии. Каждый был один на один с общей бедой.

Под Мариуполем они оказались в огромном лагере, который в несколько рядов был огорожен колючей проволокой. Охраняли лагерь украинские националисты. Часть людей стали выводить на работу, в основном на ремонт дорог. Однажды человек двадцать посадили на машину и повезли на мельницу разгружать зерно. Попал в эту команду и Арутюнов. Когда они присели отдохнуть после переноски мешков с зерном, исхудавший, но еще крепкий парень, вытирая пот с лица рукавом грязной гимнастерки, спросил:

— Кавказец, ты — коммунист?
— Тебе что до этого, хочешь получить лишний черпак баланды, так заяви немцам, что коммунист.
— Не кипятись, я просто так спросил.

Они познакомились. Парень оказался Харитоновым Николаем из Днепропетровска, позже он признался, что был лейтенантом. Через несколько дней Николай шепнул, что есть возможность бежать. Один из охранников оказался его земляком, до войны они где-то встречались, а теперь он, узнав Николая, пообещал выпустить из лагеря.

Ночью, прокравшись поближе к воротам, долго лежали в грязи, и ждали, когда охранник махнет им рукой. Бежали, не останавливаясь до тех пор, пока сердце чуть не выскочило из груди. Отдышавшись, стали держать совет, куда идти. Решили пробираться в Днепропетровск, на Родину Николая. Взяли беглецов вечером следующего дня у ручья, когда они жадно пили воду воспаленными ртами. Немцы появились неожиданно, они двигались молча, держа на поводу овчарок, даже собаки почему-то не лаяли. Это был конец. Хотелось превратиться в букашку, зарыться в землю. Но чудес не бывает. Их засекли давно. Шли немцы не спеша, уверенно, понимая, что беглецы никуда не денутся. Удара Бениамин не почувствовал, свет померк сразу. Очнулся от страшной боли в затылке, тело не слушалось. Рядом стонал Николай. У него была повреждена нога и сломана рука. Их привезли в тот же лагерь. Несколько раз носили на допрос, сами ходить не могли. Спрашивали, как был совершен побег. Еще в камере они договорились о том, что не будут выдавать охранника-украинца. Стояли на том, что пролезли через забор.

Их не расстреляли. На четвертый день бросили в грузовик и отвезли на станцию. Там через окно запихали в вагон и везли двое суток, не давая ни пищи, ни воды. Всю дорогу, живые и мертвые люди стояли, прижатые вплотную друг к другу. В Херсоне их выгрузили и перегнали в тюрьму.

Широкий тюремный двор от скопления пленных напоминал муравейник. Условия здесь были еще невыносимее. Их кормили один раз в день. В полдень во двор въезжала машина, груженная гнилой капустой, жмыхом и пустыми початками кукурузы. Все это сваливалось в кучу, когда грузовик уезжал, сотни людей набрасывались на эти отбросы.

По-разному люди вели себя в плену. Одни опускали руки и тихо умирали, другие за кусок хлеба и гнилую картошку готовы были перегрызть горло соседу, третьи боролись за жизнь, помогая другим. Среди военнопленных были врачи. Один из них по фамилии Резцов, и азербайджанец Рашид Мамедов, земляк из города Шуша, как могли, старались облегчить страдания раненых, больных и истощенных людей. Эти мужественные люди помогли друзьям оклематься и встать на ноги.

В тюрьме донимали вши и болезни. Немцы регулярно фильтровали людей, тех, кто не мог держаться на ногах, отделяли и увозили. По слухам, их за городом уничтожали. Полтора года продолжался этот кошмар. Потом пленных стали делить на группы и увозить. Увезли и Николая. Больше они никогда не встречались. С партией пленных Бениамина пригнали на станцию, посадили в товарные вагоны и повезли навстречу новым испытаниям. Состав медленно приближался к Житомиру, в это время советские войска наступали, дорога была перерезана, и состав с военнопленными был захвачен. Это была самая счастливая ночь для сотен измученных людей, многие из которых уже потеряли всякую надежду на избавление от фашистской неволи.

В 1943-1944 с 24 декабря по 14 января советскими войсками проводилась Житомирско-Бердичевская наступательная операция. Был захвачен крупный плацдарм на правом берегу Днепра. Стремясь ликвидировать плацдарм и овладеть Киевом, противник 25 декабря предпринял контрнаступление в районе южнее Житомира, но этот замысел был сорван. 31 декабря был освобожден Житомир. Немецко-фашистские войска, чтобы ликвидировать прорыв под Житомиром, перебросили 16 дивизий и крупные соединения авиации. Контрудары стали наносить по всему фронту. Наши войска перешли к обороне (Великая Отечественная война Советского Союза т.1, М. 1962г).

Четвертое испытание — четвертый круг ада. «Опять в плену»

Больным и раненым была оказана первая медицинская помощь, а вскоре их отправили в тыловые госпитали. Способных держать оружие обмундировали и записали в стрелковый батальон 224 полка. Бениамину Самсоновичу выдали санитарную сумку. Шли бои за Житомир, раненых было много, работы было много. Но недаром в народе подмечено: если не везет, так это надолго. Через шесть дней после освобождения из плена, когда Бениамин волоком тащил с поля боя очередного раненого, сильная рука гитлеровца схватила его за ворот шинели и отшвырнула в сторону. Его, под дулом автомата, отвели в ложбину, где под охраной немцев стояла группа военнопленных. И все началось сначала.

До города Ченстохов гнали пешком, там на станции скопилось сотни полторы пленных. Раненых отделили, остальных посадили в вагоны, поезд тронулся, окружающее перестало существовать для солдата. Жизнь потеряла всякий смысл.

Привезли их в Австрию. Недалеко от города Цистердорфа в местечке Штангенберг находился лагерь. Он был разделен колючей проволокой. В одной половине размещались русские, в другой — французские военнопленные. И потянулись бесконечные дни, каждый из которых — борьба за выживание. Недалеко от лагеря находились нефтяные промыслы. Бениамин попал в группу, которую выводи ли из лагеря копать котлованы под резервуары. Однажды к ним подошел вольнонаемный немец и спросил, откуда привезли русских. Немец рассказал, что он с родителями жил на Волге в г. Энгельсе, а перед войной они переехали в Австрию. Родители живут в Вене, а он работает здесь бухгалтером. В следующий раз немец принес хлеба и немного вареной картошки. Он рассказал, что его отец тоже два с половиной года сидел в концентрационном лагере. Немец стал часто приносить к котловану что-нибудь из еды. Как-то, узнав, что Бениамин учился в нефтяном институте, решил показать ему нефтяную установку. На вышку Бениамин не пошел, но Ганс, сам того не подозревая, натолкнул на мысль, как можно навредить немцам. Чтобы вывести скважину из строя, достаточно бросить в нее какую-нибудь приличную железку.

В очередной раз, появившись в котловане, Ганс радостно сообщил, что должна скоро пойти нефть. И тогда Бениамин попросил показать вышку. Был обеденный перерыв, на буровой никого не было. Когда Ганс забежал в бытовку, чтобы взять для русских немного картошки, Бениамин успел бросить в скважину кусок отработанного долота. Все это время нервы были на пределе, он знал, что если Ганс выдаст, вся команда военнопленных будет расстреляна. Нефти из скважины немцы так и не получили, долго возились с ней, потом начали бурить заново. На пленных подозрение не пало, их добрый Ганс может и догадывался, чьих рук это дело, но помалкивал…

Нервная нагрузка дала о себе знать. Через три дня Бениамин занемог и слег. Тем, кто не мог выходить на работу, баланду не выдавали. И только благодаря поддержке товарищей он не умер от истощения. Поддерживали и французы. Им разрешалось получать из дома посылки. Ночью французы перебрасывали через проволоку хлеб и консервы, часто кричали, подбадривая наших: «Русские держитесь, скоро ваши будут здесь».

В апреле 1945 года Советская Армия освободила значительную часть территории Австрии. Утром, 25 апреля, узники увидели, что немцы исчезли из лагеря. Вскоре подошли наши части. Пленных перевезли в город Цвегель, где специальная комиссия провела их проверку. После проверки Бениамину Самсоновичу выписали военный билет и зачислили в первый Суворовский полк, а в конце июля бойцы были посажены в эшелоны и направлены на Дальний Восток. Под Иркутском пришла весть о капитуляции милитаристской Японии. В Иркутске полк был разгружен и расквартирован в Красных казармах. Война закончилась.

Пятое испытание — пятый круг ада. «Арест»

Вскоре военнослужащих стали демобилизовывать. Летом 1946 года подошел черед Бениамина Самсоновича. Он тщательно готовился к демобилизации. Подогнал и отутюжил форму, отполировал до блеска сапоги, получил денежное пособие и проездные документы, отправил домой телеграмму. По вечерам дембеля собирались группами и вели нескончаемые разговоры о войне, о доме, о планах на будущее. В один из таких вечеров Бениамин Самсонович рассказал, как туго ему пришлось под Керчью — не хватало вооружения, в небе господствовали немецкие самолеты, многие ребята сложили свои головы. Утром его вызвали в особый отдел. Особист долго разглядывал его, потом сказал: «Вот он какой пропагандист, ты что же язык распустил. Укоротим, разберемся на кого работаешь» Здесь же он был арестован и отконвоирован на ст. Мальта. В камере предварительного следствия его переодели — выдали старую, мятую, застиранную гимнастерку, заскорузлые ботинки без шнурков. Два с половиной месяца продержали в тюрьме, несколько раз водили на допрос к следователю. Тот подробнейшим образом расспрашивал обо всем, что говорил Арутюнов в кругу товарищей, каждый раз сводя разговор к плену.

Всему приходит конец, закончились и его томительные ожидания. Однажды посадили в крытую машину и под конвоем привезли в трибунал. Судебного разбирательства не было. Просто объявили приговор — за измену Родине по ст.58-16 приговорен к заключению сроком на 10 лет и на 3 года поражения в гражданских правах с конфискацией имущества. А поскольку у бывшего солдата брать было нечего, конфискация была проведена у матери, отец к тому времени уже умер.

Мать-колхозница, одна с кучей ребятишек, как могла перебивалась в годы войны. И все же со двора была сведена вся живность, увезена вся мебель. В 1953 году мать умерла, так и не дождавшись своего сына. А для ее сына с вынесением приговора начался новый, не менее драматичный этап жизни. Жизнь отверженного без прав, с одними обязанностями, особенно в первые послевоенные годы, когда чудовищный ГУЛАГ все еще продолжал архипелагом колючей проволоки, малиновых околышей и синих галифе.

А зависел простой зэк от многих, начиная с охранника и администрации лагеря до уголовника и наркомана. Каждый требовал исполнительности и безропотного повиновения, каждый мог унизить и растоптать в нем человека.

ГУЛАГ — главное управление исправительно-трудовых лагерей( ИТЛ), трудовых поселений и мест заключения в 1936-1956гг. Специальные отделения ГУЛАГа объединяли многие ИТЛ в разных районах страны. В введении этих управлений находились миллионы заключенных. Их труд был настолько тяжелым, что заключенные умирали через три месяца работы, поэтому контингент заключенных постоянно менялся. На 1 января 1941г. в лагерях находилось 2 миллиона заключенных. Политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством в виде лишения свободы, помещение на принудительное лечение, выдворение из страны и лишение гражданства, выселение групп населения из мест проживания, направление в ссылку и на спец. поселение, привлечение к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также ограничение прав и свобод лиц, признанных социально-опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным и другим признакам. (Россия ХХ век. ГУЛАГ 1918-1960. Составители А.И Кокоуров, Н.В. Петров. М. 2002).

Я попыталась выяснить по каким статьям получали срок заключенные. 58 статья встречается чаще остальных, иногда как самостоятельная, иногда с дополнениями другими статьями. Части 58 статьи — измена Родине — 10 лет, участие в антисоветском заговоре -10 лет, участие в антисоветской группировке или организации, политический бандитизм, шпионаж, вредительство — 15 лет, терроризм — 9 лет, антисоветская агитация — 10 лет, члены семьи изменников Родины — 10 лет, контрреволюционный саботаж, отказчик, членовредитель, беглец — 10 лет.

Наталья Понкратьева

Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Если вы обнаружили в статье неточность, сообщите, пожалуйста, в редакцию! E-mail: news@t24.su.