История Общество

Незапланированная экскурсия

Обзорная или тематическая экскурсия по городу? Не проводятся они в Тайшете. Было дело, проводились лет 30-40 назад, но крайне редко и эксклюзивно, чаще для школьников. Представить трудно такую сцену на привокзальной площади – тайшетцы и гости города приглашаются в экскурсионный автобус! Не буду дискутировать на тему возможности такого дела, но вот пройтись от одной достопримечательности к другой приглашаю.

Пройтись, к сожалению, лишь виртуально. Начнем прямо от железнодорожного вокзала.

Привокзальная площадь Тайшета (в городе всего лишь две площади!) к сегодняшнему дню как-то непланово превратилась в настоящий мемориальный комплекс. Точнее говоря, на площади сегодня большой комплект памятников. Комплекс же — это совокупность чего-либо, имеющего общее предназначение и отвечающего какой-либо определённой общей цели. Комплект же всего лишь на всего простой набор чего-нибудь, в котором каждый элемент сам по себе функционирует, используется без всякой связи с другими. Далее в статье будет фантастическое описание несостоявшегося комплексного варианта существования всех этих памятников. Пока же между ними просматривается одна не существенная связь — они все стоят на привокзальной площади или вблизи от нее и увековечивают каждый своё что-то.

Никто сознательно не собирался превращать площадь в нынешнее её мемориальное состояние: устанавливали-устанавливали эти памятники и — на тебе!: на площади и в шаговой доступности от нее уже восемь (это почти столько же как во всем городе!) самых разных по типу объектов историко-культурного наследия! Если бы ещё доску с именами тайшетцев Героев Советского союза не перенесли со стены вокзала на подножие обелиска в центре площади, количество самостоятельных объектов культурно-исторического наследия было бы еще большим. Деревянное здание вокзала (второе по счёту, кстати) снесли в этом году, а не случись этого, был бы десятый памятный объект. К числу памятников архитектуры снесенное здание вокзала официально никто не причислял, а «не памятником» быстро объявили сами ликвидаторы. Без статуса «памятник», хотя и заслуживают его, и жилые — не жилые здания по улице Северовокзальной. Достаточно присмотреться к их архитектуре, чтобы понять это. Некоторые здания этой улицы построены якобы в 1918 г., возможно и ранее.

В технических паспортах большей их части не указаны годы постройки, лишь в одном, другом стоят сомнительные даты, вписанные, наверное, задним числом. Улица Северовокзальной (в 1911 году, то есть изначально, она называлась Вокзальная) могла бы быть обустроена и признана архитектурно-историческим районом города. Это же первая улица пристанционного посёлка Тайшет! Примеров превращения отдельных уголков разных городов в мемориальные (памятные) и рекреационные зоны достаточно. Например, 130 квартал в Иркутске («Иркутская слобода»). Пока же Северовокзальная (еще раз напомню – это первая улица Тайшета) в ужасном состоянии! Любой приезжий к нам, отойдя от красивых камней привокзальной площади и случайно оказавшись во дворах северовокзальных домов №№ 2-5, 8-9, 11,13,15,16, составит такое (!) представление о городе, что тут же побежит на желтенькие то ли рапсовые, то ли сурепковые газоны перрона лечить «мозговой удар», паралич, инфаркт!

Если бы отыскать (потеряли ее во время реконструкции здания вокзала!) и вернуть на место чугунную мемориальную доску, посвященную бою шиткинских партизан за станцию Тайшет в 1919 г., количество объектов культурно-исторического наследия на привокзальной площади перевалило бы за десяток, но так много всего растеряли!

Увы, после ликвидации районной первичной организации ВООПИиК, никто уже не заботится о сохранности имеющихся и внесении новых объектов историко-культурного наследия в реестр памятников, охраняемых государством. Никто не следит за состоянием этих памятников, никто не контролирует процесс их установления или сноса-переноса. В связи с этим, и по другим причинам тоже, у тайшетцев нет-нет да появляются вопросы, недоразумения, недоумения: куда пропала мемориальная доска, почему в таком состоянии памятник, кто за него отвечает, кому или чему установлен, зачем поставлен здесь, почему и куда перенесли и т.д.

В связи со всем этим отметим два момента. Первый: памятник — это то, что объявлено таковым административным органом, обладающим соответствующими полномочиями. Объявить памятником, значит присвоить статус и внести в список таковых. Нет решения такого органа — нет статуса «памятник» со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Объект без статуса может продолжать существовать на свой страх и риск быть снесенным, не отремонтированным, всячески перестроенным, переделанным. И никому ничего за это не будет, в смысле наказания. Может быть, даже и похвалят (по причине недопонимания ситуации) за новодел в каком-нибудь старом памятнике архитектуры, рассуждая при этом по обывательски — ну, не пропадать же добру! так же красивее! Примеры такого рачительного отношения к древностям, самозабвенного любования красотами архитектуры родного края и своими очень умелыми руками имеются.

Такова административная практика присвоения статусов, и в ней особое место должен был бы занимать тайшетский ВООПИиК, которого, к сожалению, в районе давно уже нет. Следовательно, инициировать решения органов власти о признании тех или иных объектов памятниками вроде бы некому. Сложилась парадоксальная ситуация — количество памятников в городе и районе растёт, а хозяина, ВООПИиК, у них нет. Вот и разрушаются в полях, в лесах, в бывшем городском парке культуры и отдыха, там и сям, у нас под носом объекты историко-культурного наследия.

Тут ещё некоторые любители вечной благодарности потомков ремонтируют, реконструируют, устанавливают, переносят, как попало трактуют истории памятников, не спрашивая ни у кого дозволения, ни у кого не консультируясь и исходя только из собственного видения прошлого. Заметим — нашего общего прошлого. И кто позволил заниматься самодеятельностью?! Надо сказать, что у нас теперь каждый считает себя историком- краеведом, а потому, имею дескать право, трактовать все, в том числе и историю памятников, как хочу, как могу. Совершенно не думая об ответственности за свои действия, которые могут привести к формированию ложного исторического сознания людей.

Второй момент. Параллельно с административной, существует еще и научная практика: поиск не выявленных, не классифицированных, не включенных в научный оборот и просветительскую деятельность историко-культурных объектов, которые могут быть объявлены памятниками. Памятник – это объект культурного наследия, достаточно хорошо сохранившийся, имеющий историческую, научную, инженерно-техническую или художественную ценность, подлежащий в силу этих качеств охране.

Так что не следует поспешно, только с позиций административной практики, исходя только из собственных соображений, говорить о тех или иных объектах культурного наследия «это памятник», «это не памятник», «сносить», «не сносить». Надо было знать и помнить о научной практике тем, кто принимал решение о снесении деревянного здания бывшего вокзала станции Тайшет.

Немножко помечтаем, как и обещал, о комплексном варианте существования памятников привокзальной площади. Снесенное здание вокзала могло бы быть центральным элементом очень возможного историко-архитектурного ансамбля -«Железнодорожная станция Тайшет, конец 19 в. – начало 20 в.». Другие возможные элементы комплекса: улица Вокзальная (ныне Северовокзальная) с сохранившимися зданиями служебного, производственного, жилого назначения, здания двух паровозных депо и водонапорной башни (первая башня была ликвидирована в процессе реконструкции станции в 1913 г.). Жаль, разрушено и здание второго паровозного депо. Сюда бы ещё, на западную окраину Северовокзальной, перенести памятник «Тайшетцам-железнодорожникам, участникам Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. от благодарных потомков» (паровоз Л-3449), два памятных камня о «100-летии ВСЖД» (кавычки мои, ниже объясню, почему они поставлены – Е.С.).

Да еще бы восстановить часовню, что изначально стояла напротив вокзала! Получился бы прекрасный исторический уголок нашего города, комплекс объектов культурно-исторического наследия, призванных сообща увековечить самое важное для нас – рождение нашего Тайшета! Пока же все они хаотично, стратегически не продумано, разбросаны по всей площади. Вспомнилась статья А.Диденко, в которой он утверждал, что представление о городе начинается с вокзала и привокзальной площади. Ну, а теперь, какое представление о Тайшете может сложиться у приезжих, пристально и заинтересованно смотрящих на все эти камни, бюсты, здания, мемориальные доски, паровозы? Площадь стала похожа, скажем так, на новогоднюю елку с множеством самодельных игрушек или «сад камней», по образному выражению Д.Глуховского. Если еще внимательно прочтут надписи на памятниках и постараются понять некоторые из них, то вовсе может сложиться плохое представление о городе. Точнее говоря, о горожанах, о нас с вами.

Да и краеведам надо быть активнее в деле постановки вопроса о признании тех или иных объектов историко-культурного наследия памятниками, не оглядываясь в ожидании на местную власть и не сетуя на отсутствие в городе ВООПИиК. Надо срочно признавать объектами культурно-исторического наследия захоронения литовцев, умерших в годы депортации, в Квитке, Бирюсинске. Таковыми надо признать и мемориальные знаки (стелы, кресты, надмогильные плиты) на заброшенных лагерных кладбищах Золотой горы, Костомарово, станции Топорок и д. Нижняя Гоголевка. Вспомнив об этих материальных свидетельствах лагерного прошлого Тайшета и трагедии многих тайшетцев в годы массовых политических репрессий, который раз сожалею, что в городе до сих пор нет памятника незаконно репрессированным в 1937-1953 гг. Установления такого памятника было бы благодарным делом сообщества местных краеведов и администраций городского и сельских поселений.

Вернемся к началу статьи. Как, зачем, почему оказалось на привокзальной площади столько разных объектов культурно-исторического наследия, уже признанных памятниками или ещё только претендующих быть таковыми? Ответ на этот вопрос — в их истории.

О водонапорной башне и здании первого паровозного депо говорить не надо, с ними все понятно. Эти объекты, исторические здания утилитарного назначения с ярко выраженным мемориальным содержанием, изначально оказались вблизи площади в связи со строительством станции и поселка Тайшет II –го участка (Красноярск – Иркутск) Средне-Сибирской железной дороги и последующей её реконструкции. Подробнее обо всем этом можно прочитать в брошюре «2431-я верста. Из истории строительства станции и посёлка Тайшет». О снесенном здании вокзала промолчим – нет теперь этого объекта. Памятник В.И.Ленину был установлен в 1965 г. в связи с чем, объяснять не надо. Не было в СССР ни одной железнодорожной станции, ни одного населенного пункта без памятника этому человеку. Монумент в память о тайшетцах, погибших в годы Великой Отечественной войны, был открыт 3 ноября 1967 г. Мемориальную доску с именами тайшетцев Героев Советского союза на здании вокзала установили в 1985 г. в связи с 40-летием Победы. Позднее доску перенесли на подножие монумента тайшетцам, погибшим в годы войны. 5 августа 1995 г. состоялось открытие памятника тайшетским железнодорожникам, участникам Великой Отечественной войны. Две каменные стелы в честь «100-летия» Восточно-Сибирской железной дороги появились в 1998 г. Мемориальная доска в память об участии А.Жигулина в строительстве железной дороги Тайшет – Усть-Кут была открыта в 2008 г. И наконец, памятный камень о 40-летии начала строительства БАМа был установлен 3 июля 2014 г.

Таким образом, на привокзальной площади увековечено четыре разных события истории железнодорожного строительства (четыре памятника), два объекта в память о боевом вкладе тайшетцев в победу над фашистской Германией, еще два памятника увековечивают имена двух деятелей истории, культуры.

Размышляем дальше. Что написано на памятниках в попытке объяснить, кому или чему они установлены? Была ли такая уж необходимость в некоторых из этих памятников вообще и на привокзальной площади в частности? Чему или кому мы еще не установили памятника?

Вероятно, те, кто воздвигал все эти памятники, надеялись тем самым укрепить патриотические чувства и нашу коллективную историческую память. Спору нет, именно этому служит привокзальный памятник тайшетцам-фронтовикам, погибшим в годы войны. И он должен был быть в нашем городе после того как ежегодное празднование Дня Победы стало возможным в стране (с 1965 г.). Только вот иного места кроме как на привокзальной площади для него в городе не нашли, к сожалению. Первая площадь города им. Кирова (территория перед кинотеатром «Победа», перекресток улиц им.Кирова и Советской) перестала существовать как таковая, а пл.Юбилейная ещё не существовала. Памятник воинам-тайшетцам можно было установить в парке культуры и отдыха. В те годы эта зеленая зона Тайшета действительно была парком (то есть местом для массового гуляния и учреждением культуры). Центральная аллея парка, где сейчас возвышаются курган и бетонная плита, была бы идеальным местом для памятника погибшим солдатам Великой Отечественной войны. В парке на 1967 год, кроме братской могилы шиткинских партизан , не было иных мемориальных сооружений. Кстати, в 1980 г. на прилегающем к территории бывшей универсальной торговой базе участке парка ветеранами войны была посажена (заложена) городская аллея Победы. Она теперь позабыта — позаброшена, а ведь это, вообще-то, объект культурно исторического наследия. В тиши этой аллеи обелиску погибшим воинам — тайшетцам самое лучшее место. Ведь по сути дела, обелиск поставлен как бы на братской могиле, воображаемом захоронении. Такие памятники, надгробия называются кенотафами. Они сооружаются главным образом в том случае, когда прах покойных по каким-либо причинам оказывались недоступными для погребения. Этот обычай был связан с убеждением, что души мертвых, не имеющих могил, не находят покоя. Шумная привокзальная площадь не лучшее место для кенотафа.

Попутно вспомним еще об одном случае неправильного отношения к памятникам. В 1977 г. в парке был установлен новый памятник шиткинским партизанам вместо прежнего (первого в городе и, наверное, первого в честь партизан вообще — Е.С.), установленного еще в 1935 году. Монумент №1 от ДК «Колосс» надо было бы постараться перенести в парк, сохранив его первозданный вид. Вместо этого соорудили бетонный монстр, элементы которого до сих пор пугающе возвышаются в зеленой зоне города. Так ведь было проще и легче! Не поверю, что перенести монумент было не возможно. Печальная судьба этого памятника… Люди начали его разрушать почти сразу же после установления. Привокзальную же площадь можно было украсить памятником, например, в честь строителей железной дороги Абакан – Тайшет. Иначе как-то не справедливо – есть памятники разным событиям, связанным с железной дорогой, а изыскателям и строителям легендарной трассы нет!

Почему увековечивать что-либо памятное и дорогое надо только танками, паровозами и т.д.? Они, безусловно, смотрятся выразительно, тем не менее, здесь есть о чем подумать. Почему бы не устанавливать ахитектурно-скульптурные композиции, арки, колонны? Надо ли так много (много – относительно одного места одного населенного пункта, а не относительно самого подвига) памятников по сути посвященных одному и тому же — боевому или трудовому подвигу тайшетцев в годы войны? Кстати, в честь трудового подвига тайшетцев в годы войны нет ни одного памятника, но об этом в статье чуть ниже.

В нашем городе больше всего памятников посвящено событиям истории тайшетского участка железной дороги и её труженикам, установленных по инициативе и силами железнодорожников. Таких памятников четыре: паровоз Л-3449, каменные стелы в честь 100-летия ВСЖД и 40–летия начало строительства БАМа и, наконец, памятник трудящимся локомотивного депо, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны. Другие памятники на привокзальной площади (бюст В.И.Ленина, памятник тайшетцам, павшим в годы войны, мемориальная доска в память об А. Жигулине) не в счет железнодорожникам – они были установлены не по их инициативе. По сути, памятник Т-34 и памятник на привокзальной площади служат одной цели — увековечивание памяти о подвиге тайшетцев в Великой Отечественной войне. Для чего тогда устанавливали Т-34, если уже был памятник на привокзальной площади? Как украшение строящейся площади «Юбилейная»? Так её по плану украсили высокой стелой с советской символикой.

Отвлекусь от привокзальной площади. Очень много странностей с этим памятником. Почему танк? – такой вопрос среди тайшетцев возник сразу же после сооружения памятника. Строился он как-то в полном молчании, без освещения в печати, на радио (в Тайшете в те годы было местное радиовещание!). В газете «Заря коммунизма» за 1978-1980 годы нет ни слова о ходе строительства этого памятника, да и самой площади «Юбилейная». Не было и репортажа об открытии памятника. Во всяком случае, в подшивках газеты «Заря коммунизма» за 1978-1981 гг., хранящихся в центральной библиотеке, в редакции «Бирюсинской нови», в районном архиве нет статей на эту тему. Номера газеты с репортажем об открытии памятника Т-34 не сохранилось? Сразу в трех хранилищах? Может быть, вообще не было репортажа? Если в папках читального зала Центральной библиотеки с памятниковедческими статьями нет описания истории строительства этого памятника. Есть лишь статьи с обоснованиями установления именно танка-34 в качестве памятника. Что касается остальных памятников города, то есть подробные репортажи об их строительстве и открытии. А ведь памятник-то центральный, самый значимый в нашем городе.

Не проведенное в свое время общественное обсуждение варианта памятника, отсутствие постоянного освещения в газете хода строительства площади породили много всяких вопросов, которые можно задавать и сегодня. Ответа не будет. В период 1987-2004 гг., то есть после установления памятника, в местной газете началась вялая такая полемика на эту тему, вызванная статьей Исакова А. «Гуманитарный танк». Танк Т-34 — общий символ Победы, не имеющий отношения к конкретному боевому и трудовому вкладу тайшетцев в неё. Здесь танки не производили, не ремонтировали, не все тайшетцы воевали танкистами. Если и пожертвовали тайшетцы и шиткинцы в годы войны деньги на строительство танковой колонны «Иркутский колхозник», то они собирали деньги еще и на боевые самолеты. Отчего же тогда не самолет, а танк, вознёся над площадью? Потому что на самолёт собрали меньше пожертвований? Вероятно, сначала родилась идея установить танк («достать» его было легче, чем самолёт, наверное), а потом уже найти обоснование почему танк. Объяснять это только тем, что тайшетцы собрали немалые деньги на строительство танковой колонны, не совсем правильно, но именно такое объяснение повторяется вновь и вновь. Например, в документальном сборнике «Помним всех поименно» 2007 года издания. При этом авторы сборника не назвали даже общей суммы собранных средств, количество тайшетцев пожертвовавших свои сбережения. Без этого как осознать нынешнему поколению тайшетцев величие случившегося, чтобы согласиться с установлением памятника в честь личного вклада земляков в дело Победы? Впрочем, такое объяснение авторы сборника просто напросто взяли у журналиста Петрова А. и выдали за собственный текст (не указали источник сведений). Если уж говорить о сборнике, то его авторы очень много сделали ошибок: на стр. 173 вставили непроверенное и неотредактированное описание обелиска на привокзальной площади. Получилось, что на памятнике есть надпись «Вечная память воинам-тайшетцам, павшим в боях за Родину!». Такой надписи в 2007 г., в год издания сборника, уже не было.

Кстати, Петров А. в своей статье утверждает, что в сборе средств на танковую колонну участвовали колхозники 59 сельхозартелей (колхозов), хотя во времена сбора денег на танковую колонну, в Тайшетском и Шиткинском районах было 95 колхозов. Как о примере высокого патриотического порыва тайшетцев Петров А. сообщается о самой большой сумме пожертвования — от колхозников артели им. 23 годовщине Октября (д.Тимирязево) поступил один млн.рублей. Только автором не озвучен немаловажный факт: артель в Тимирязево, спецпоселке НКВД, была неуставная, а ее члены — люди лишенные политических прав и работавших в ограниченных для них экономических условиях (не хозяева сами себе). Учитывая это, можно предположить, что вклад тимирязевцев-спецпоселенцев в дело строительства танковой колонны мог иметь некоторый налёт добровольно-принудительного характера. Авторы сборника «Назовем всех поименно», как и А.Петров, не учли того, что на пьедестале памятника имеется надпись «Вам, людям, создавшим это грозное оружие и победившим в Великой Отечественной войне от благодарных потомков». И никак не комментируют эту надпись, по своему обосновывая установление танка. Если есть такая надпись, то будет ли считаться сбор денег на строительство танка «созданием» грозного оружия? Или же слово «создание» это только изобретение и производство легендарной тридцатичетверки? Если «создать» грозное оружие это и собрать деньги на его изготовление, то это как-то очень надуманно, сложно для понимания получается. Надписи на памятниках должны быть просты и конкретны, а эпитафии возвышенными и обращенными к душе человека. Тем не менее, согласимся, но вопросы на этом не закончились. Значит, танк установили для увековечивания памяти о личном и боевом вкладе тайшетцев в дело Победы. Пожертвования граждан на какое-нибудь благородное дело — это личный вклад, не трудовой. Ценным был любой вклад тружеников тыла в общее ратное дело советского народа, но большим и значимым их вкладом, конечно же, был трудовой, производственный. А вот этому вкладу тайшетцев в дело Победы нет ни одного памятника в Тайшетском районе! Самоотверженный труд в тылу войны, как известно, приравнен к подвигу. Далее, если говорить только о сборе денег на танковую колонну, то это отражает очень небольшую часть всего личного вклад тайшетцев в обеспечение Красной Армии. Люди жертвовали на многое, что требовалось для Победы – в фонд обороны, на госзаймы, на подарки воинам Красной армии и нужды. И еще раз прочтём надпись на памятнике и увидим — нет упоминания о тайшетцах и шиткинцах, а только о каких-то «людях», создавших и победивших. Кто они? В 1994 году в районной газете была опубликована статья журналиста Исакова А. «Гуманитарный танк, в которой говорилось, что танк появился в Тайшете по пьяной прихоти самого первого в городе политического деятеля тех лет – первого секретаря горкома КПСС Кочерова В.Ф. Статья окончательно внесла сумятицу в осмысление танка, как памятника. Некоторые тайшетцы начали поиск убедительных объяснений. В частности, Фомич В.Н., непосредственно участвовавший в строительстве площади «Юбилейная», приводит два аргумента в пользу танка-памятника: некоторые тайшетцы-фронтовики воевали танкистами, многие тайшетцы впервые увидели легендарный танк. Весомо, но не достаточно, даже если приплюсовать аргументы А.Петрова. Даже если учтём еще, что танк это «классно, впечатляет». Впечатляет, как и любое другое оружие, и не важно, самолет это или винтовка Мосина. Думается, найдется немного тайшетцев видевших, например, знаменитый самолет войны У-2, или Пе-8, Ил-2, или какие-нибудь иные, помимо Т-34, танки войны. Получается, поставили на пьедестал то, что легче было достать и чтобы впечатляло?

От этого абзаца текста очень удобно вернуться к вопросу об увлеченности руководителей тайшетский предприятий железной дороги устройством разных памятников. Только у локомотивного депо есть свой музей предприятия. Только железнодорожники публикуют различные статьи, издают книги историко-краеведческого содержания. Допуская при этом, к сожалению, серьезные неточности, ошибки. Только у них есть свой, увековечивающие боевой подвиг железнодорожников, памятники — паровоз Л-3449 и памятник у локомотивного депо. Общегородских памятников им недостаточно. На паровозе имеется надпись следующего содержания: «Тайшетцам-железнодорожникам, участникам Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. от благодарных потомков». Предельно ясно – памятник фронтовикам, иных трактовок не может быть. К их числу относятся и железнодорожники военно-эксплуатационных отделений (ВЭО).

Но есть в газетных статьях разных лет объяснения, что он, несмотря на однозначную эпитафию, установлен и в честь тружеников тайшетских тыловых железнодорожных предприятий. [14] Получается, сначала напишем, а потом толкуем написанное иначе. Легче, тогда уж, сменить надпись – посвящен, мол, и боевому, и трудовому подвигу тайшетцев-железнодорожников. Вот и получается, что железнодорожникам действительно недостаточно общегородских памятников, так как они не увековечивают трудовой подвиг тружеников тыла, например железнодорожников. Ни одно другое управление, головное предприятие какой-то определенной отрасли экономики района и города не ставили, не собираются ставить памятники трудовым подвигам своих работников. Впрочем, я не совсем прав: у проходной автобазы по улице Октябрьская установлен автомобиль (полуторка) военных лет в честь подвигов тайшетских фронтовиков-автомобилистов; в саду железнодорожной школы № 85 вознеслась к небу стела, увековечившая память о выпускниках и учителях, погибших в Великую Отечественную войну. Однако, если следовать благородному порыву железнодорожников, то труженикам сельского хозяйства тоже следовало бы поставить памятник трудовому подвигу колхозников в году войны. Работникам лесной промышленности тоже.

А что тогда соорудить медицинским работникам, банковским служащим и многим другим, придерживаясь заданному железнодорожниками отраслевому принципу воздвигать памятники общему, по сути, подвигу всех вместе взятых тайшетцев в годы войны? Увековечивать подвиг погибших в войну работников каждого конкретного предприятия, учреждения на их территориях, как например, у локомотивного депо, это совсем иное дело, чем рядом с существующим уже городским памятником сооружать свой, отраслевой.

Желания ставить памятники погибшим в годы войны по отраслевому принципу возникают, наверное, от очень уж общего смысла памятника «танк Т-34». Хотел иначе назвать этот памятник, но не получается: «памятник людям, создавшим танк Т-34 и победившим в войне,…» как-то не определенно и не красиво.Скажешь так, и сразу возникает уже заданный вопрос – а кто они, эти люди? К слову сказать, производство продукции сельского хозяйства, заготовка и переработка деловой древесины было основным трудовым вкладом в дело Победы большей части тайшетцев и шиткинцев. Они же выполняли прямые оборонные заказы (производство военной продукции) – изготавливали лыжи, ящики под артиллерийские снаряды (спецукупорка), деревянные детали для боевых самолетов (авиабрус), бревенчатые перекрытия для блиндажей и другие деревянные строительные материалы для саперных частей. Паровоз же, установленный железнодорожниками, не военных лет – он, в числе 714 других, был построен в 1954 г. Получается, что выбранный символ не отражает суть того, что он увековечивает, или отражает очень отдаленно и косвенно. Невозможно представить, чтобы увековечить подвиг военных шоферов на пьедестале что у автобазы Тайшета был бы установлен не УразЗИС-5, а ЗИЛ-130.

Кстати сказать, сами железнодорожники допускают такие трактовки своих же памятников, которые только вызывают, усиливают непонимание. О тайшетском паровозе пишут вот что: «С 1943 г. в нашу страну по ленд-лизу стали поступать американские паровозы серии Еа (Ем) типа 1-5-0…На Восточно-Сибирской железной дороге несколько паровозов напоминают нам о советско-американском сотрудничестве в области паровозостроения. Один из паровозов Ем 924 врастает в землю на заводе в г.Усолье-Сибирском…Другому паровозу Ем повезло больше: он ухожен и стоит на почетном месте на станции Тайшет».

Немного надо сказать о классификации памятников. Во-первых, это специальные мемориальные сооружения и знаки, созданные в память о событиях и людях русской истории и культуры. Это архитектурно-скульптурные монументы (обелиски, стелы, скульптурные портреты и композиции); мемориальные доски; исторические и мемориальные музеи; мемориальные комплексы (в том числе некрополи); отдельные могилы, надгробия; мемориальные произведения монументальной живописи. Надо вспомнить и значение слова мемориал — это произведение архитектуры, изобразительного и декоративного искусства, создаваемое в память о значительных событиях и лицах. Архитектурными формами мемориала могут быть памятник, монумент, пирамида, мавзолей, гробница, надгробие, усыпальница, триумфальная арка, триумфальные ворота, триумфальная колонна, обелиск или кенотаф (надгробный памятник в месте, которое не содержит останков покойного, своего рода символическая могила). Памятник тайшетцам погибшим в годы войны на привокзальной площади – это мемориал, памятник в форме обелиска (символическая могила), претендующий на некоторую монументальность (значительность в размерах).

Продолжим говорить о привокзальной площади. К памятникам типа «мемориальный знак» относится мемориальная доска на здании вокзала, свидетельствующая о памятном событии — участие Анатолия Жигулина, будущего поэта, прозаика, в строительстве железной дороги Тайшет – Братск-Усть-Кут в 1950 — 1951 годы. Отметим, что инициаторами установления мемориальной доски были не железнодорожники, было лишь их согласие разместить её на здании вокзала. Надо сказать, что предлагалось иное место для этой мемориальной доски – здание центральной библиотеки. Но в таком случае возник бы уместный вопрос – почему надо увековечить память о Жигулине? А не о Янковском К.Д., например? Или подчеркнуть значимость для Тайшета творчества Мустафина Я. каким-либо знаком?

Не будем говорить о литературном таланте Жигулина А.В., но как строитель железных дорог он был плох – гнал, по его же словам из «Чёрных камней», туфту на возведении насыпи будущего БАМа. Когда памятная доска Жиглину А.В. была открыта и прочитано все что на ней написано, то меня охватило разочарование. В тексте не сказано, что Жигулин А.В. не по своей воле, не по творческому капризу поэта участвовал в строительстве БАМа! Он был заключенным особого лагеря НКВД-МВД СССР №7, больше известного тайшетцам как «Озерлаг». Именно этот факт сподвинул ируктских журналистов к открытию доски. Именно об этом печальном факте биографии поэта и надо было написать на мемориальной доске. Слова о каких-то особых условиях и какой-то горечи тех лет, что написаны внизу доски, совсем не понятны непосвященным людям, а таких бывает большинство на перроне Тайшета. Не понять, почему умолчали о лагерном прошлом будущего поэта.

Еще об одном наблюдении. Ни один памятник Тайшета не перетерпел столько изменений как привокзальный памятник тайшетцам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны. Первоначально он состоял из двух многотонных бетонных блоков (голова солдата и штык), металлической доски в подножии памятника с надписью «Вечная память воинам-тайшетцам, павшим в боях за Родину», возвышений по углам постамента с датами «1941», «1945». И все, в описании Диденко А. первозданного вида памятника нет упоминаний о каких-либо других его элементах. В репортаже об открытии памятника есть еще указание на существовании металлической пластины со словами «Никто не забыт, ничто не забыто». Основание (подножие) не было обложено кафельной плиткой, на нём не было никаких возвышений с плитами и надписями (кроме как по углам подножия), дорожки вокруг памятника покрыты ещё щебёнкой, центральная дорожка бетонирована. Плита же со словами из эпитафии поэтессы О.Бергольц для стелы Пискаревского кладбища, как и доска со словами «Вечная память воинам-тайшетцам, павшим в боях за Родину», безвозвратно исчезли. Не было возвышения на подножии памятника со словами поэта Николая Майорова « Мы были высоки, русоволосы. Вы в книгах прочитаете как миф о людях, что ушли не долюбив, не докурив последней папиросы…». Кстати, эта плита с четверостишьем А.Майорова дважды меняла свое место на подножии обелиска. Не было возвышения и чугунной плиты с именами семи Героев Советского союза. С мая 1985 года она находилась на стене с левой стороны южного входа (со стороны перрона) в здание вокзала.

Подведем итог: памятник довольно существенно потерял свой изначальный вид, и, самое важное утеряно указание на то, кому именно и за что он был установлен. Размещение на подножии обелиска имен Героев Советского Союза наводит мысль на то, что обелиск только в их честь, а не всех тайшетцев, погибших на фронтах Великой Отечественной войны. На нём нет ни какого элемента, который мог бы дать основание иным предположениям. Вот и разберись теперь, после не совсем обдуманной частичной реконструкции памятника, что к чему. Памятники не должны иметь двусмысленное выражение и не заставлять людей гадать кому и чему. Он должен пробуждать чувства причастности к нашему коллективному прошлому. Какое может быть чувство причастности, если не ясно к чему причаститься?

Людей, задающихся вопросами исторической памяти, рассуждающих о значимости памятников, много, и среди их имен вспомнилось одно. недавнее – Дмитрий Глуховский: «Раскиданные по всей нашей стране окаменевшие бойцы Великой Отечественной — как наколотые на булавки засушенные бабочки. Одни призваны уберечь от тления красоту и изящество, другие — спасти от забвения героизм и самопожертвование. Но состояние души нельзя сохранить в формалине. Дети, приученные говорить «Слава героям», плохо понимают, о чём речь. Подлинная память о любой войне живёт всего три поколения: чтобы чувствовать, что она значила для тех, кто её пережил, нужно слушать об этой войне от них самих — сидя у них на коленях. Для праправнуков солдат, не заставших уже их в живых, останутся только скучные учебники, слащавые, однобокие фильмы и грозно смотрящие в вечность пустые глаза без зрачков, выдолбленные в граните статуй».

Раздумывая о разных способах выражения нашей благодарности тайшетским Героям Советского союза, поймал себя на следующей мысли – кроме увековечивания их имен на чугунной плите привокзального памятника и в названиях улиц, школ, микрорайонов города мы больше никак не отражаем их боевой подвиг. Поясню свою мысль на примерах. В Шиткино в свое время был создан не просто памятник, а целый музей Героев Советского союза Зои и Александра Космодемьянских. Зоя стала нашей. Несмотря на то, что семья Космодемьянских жила в Шиткино всего-то около года, и после отъезда в Москву вовсе не имела никаких связей с нашей сибирской глухоманью. Почему нет музея, например, двух (!) Героев Советского союза Брюханова С.С. и Мясникова И.В. в Талой, где они родились, работали, жили, (заметим, жили не один год как Космодемьянские в Шиткино)? Лишь одна мемориальная доска на двоих… Даже в мелочах чувствуется большее внимание к памяти о Зое Космодемьянской, чем ко всем другим Героям вместе взятым. Взять хотя бы публикации в газете «Бирюсинская новь» — о ней писалось больше, чаще, ежегодно, чем о любом другом нашем Герое Советского союза. Хорошо, что её не забываем, но почему же другие обделены вниманием благодарных потомков? Например, потребовалось 27 лет, чтобы вписать имя Брюханова С.С. в общий список Героев!

Говоря о не очень-то аккуратном отношении руководителей тайшетских железнодорожных предприятий к сохранению, установлению, изменению исторических памятников вспоминается еще один факт. На здании вокзала с 1974 года находилась мемориальная доска со следующим текстом: «8 мая 1919 года красные партизаны шиткинского фронта, совершив нападение на колчаковский гарнизон Тайшета, заняли станцию, здание вокзала и телеграф. В бою было уничтожено много белогвардейцев и интервентов». Так вот, этот объект культурно-исторического наследия исчез не известно когда и по какой причине. Вероятно, во время проведения очередного ремонта здания вокзала. В 1983 г. она, пусть даже в плохом состоянии, еще была на месте. Наверное, кто-то знает точнее о судьбе этой мемориальной доски, но помолкивает.

Прослеживая судьбу памятнике тайшетцам, павшим в боях прошедшей войны и рассуждая о роли ВООПИиК, о безответственном иногда отношении к памятникам в нашем городе, приведу следующий документ: постановление Горисполкома, инициированное ВООПИиК, «О мероприятиях по реставрации , ремонту и благоустройству памятников истории г.Тайшета на 1987 г. – 1988 г.» (сохранен подлинный текст документа, без констатирующей части – Е.С.):

1. Памятник Бичу и сквер (территория между ЦТР и ГО «Радуга» и бывшим зданием кинотеатра «Победа» — Е.С.) — асфальтирование дорожек. До 30 июля перенести памятник – отв. предприятие коммунального хозяйства, Пархоменко В.А., шефы: ТКСИ, СОШ 23, мясокомбинат, Горкомхозу посадить аллею, ЗРДСМ – облицовка постамента;

2. Реставрация памятника Шиткинским партизанам в парке — до 28 июля. Заведующая отделом культуры Чичигина и нач. СМП-586 Губачёв А.Н. – ответственные за чеканные фигуры памятника, шефы: СМП-586, СОШ №1;

3. Произвести благоустройство территории вокруг могилы 79 партизан и могилы Бича. Отсыпка болота – а/к 1503 ( Полянцев, Позднярская шефы);

4. Памятник Ленину у ГДК — шефы школа №2, узел связи – облицовка постамента;

5. Могила у метеостанции – Горкомхоз, школа-интернат, локомотивное депо – посадить деревья или кустарник, ЗРДСМ – изготовить памятную доску, текст согласовать. Шефы – интернат, локомотивное депо.

6. Реставрация памятника на привокзальной площади, ответственные — отделение дороги. Выверку имен провести до 30 мая 1988 г. Шефы- СОШ № 14, ВСЖД;

7. Памятник СОШ № 85 – реставрация. Шефы — ЗРДСМ;

8. Т-34 — СМП-621, СГПТУ-21;

9. Установить мемориальную доску о первом поезде на ст.Тайшет, Абакан-Тайшет и о Тайшете – ворота БАМа, шеф – ВСЖД.

Обратим сначала внимание на пункт 6: надо было выверить имена Героев Советского союза. Так вот, эту выверку работники отделения ВСЖД и школы №14 не сделали. В противном случае они бы, в 1988 году, внесли в список восьмое имя — Брюханов Степан Степанович. Могли ли знать школа и отделение дороги имя этого Героя Советского союза, было ли оно уже известно тайшетцам? Было! 10 февраля 1987 г. военком Тайшета Я.Карпик опубликовал в «Заре коммунизма» статью о Брюханове С.С. и впервые для тайшетцев озвучил имя восьмого Героя Советского союза. В 1989 г. в местной газете была опубликована еще одна статья о Брюханове, в 2000 г. еще одна! Так почему же его имя вписали в подножие памятника на привокзальной площади 27 лет спустя, в 2014 году!? Такое отношение людей, ответственных за памятники, да и всех тайшетцев к нашей коллективной памяти невозможно объяснить и нечем оправдать.

Внесение имени Брюханова С.С. в список героев сделали, мягко говоря, не очень хорошо. Так, как школьник делает работу над ошибками в тетрадке по русскому языку: к имевшемуся на плите слову семьдобавили две буквы во и получилось восемь! Не насторожило горе реставраторов, что шрифт новых букв и слов отличается от прежнего, что фамилия восьмого героя оказались в конце списка, нарушился тем самым алфавитный порядок перечисления имен, художественный стиль оформления мемориальный плиты. Лучше было бы сделать плиту заново, а прежнюю сдать в музей.

Пройдемся по площади, осмотрим остальные объекты культурно-исторического значения. Вот обновленный постамент под скульптурой в жанре круглая скульптура, то есть бюст В.И.Ленина. Постамент обновлен, но чей это бюст, по какой-то причине не обозначили. Без имени все выглядит как-то не человечно. Это чувство усиливает сюрреалистический цвет бюста создателя первого в мире социалистического государства и вождя мирового пролетариата.

От бюста Ленина перейдем к памятным камням в сквере — двум каменным стелам. На правом камне поясняющая надпись – установлены в честь 100-летия Восточно-Сибирской железной дороги (ВСЖД) в августе 1898 г. На левом камне высечено семь дат, в том числе 1934 год – образование Восточно-Сибирской железной дороги. Простой математический расчет показывает, что 100-летие ВСЖД еще только предстоит праздновать — в 2034 году, то есть через двадцать лет! Почему тогда стелы поставили в 1998 году? На левой стеле нет ни одного события, которому в год сооружения этого объекта культурно –исторического наследия исполнилось бы 100 лет. Остается лишь гадать, почему эти камни установили в 1998 г. Вероятно, в честь 100-летия завершения строительства II участка (Красноярск – Иркутск) Средне — Сибирской железной дороги (1894 – 1898 гг.). Помещенную на левом камне первой дату 1897 г.- год прибытия в Тайшет первого поезда, дополнить другой: 1899 г. — год сдачи станции Тайшет в постоянную эксплуатацию.

Гадать о надписях приходится и у другого объекта культурно-исторического наследия, у совсем новенькой стелы, установленной на перроне в июле 2014 г. И тут надо вспомнить уже названное постановление горисполкома и ВООПИиК, точнее вспомнить пункт 9: «Установить мемориальную доску о первом поезде на ст.Тайшет, Абакан-Тайшет и о Тайшете – ворота БАМа; шеф – ВСЖД». Ничего не скажешь, мудрое было постановление горисполкома — оно предусмотрело то, что частично свершилось через двадцать шесть лет – на перроне станции Тайшет установили памятную стелу о 40-летии с начала строительства Байкало-Амурской Магистрали. Отпраздновали это дел широко, от Тайшета до дальнего Востока. Все СМИ отреагировали. 27 апреля 2014 г. (22:29) отметилось необычно НТВ: «Сегодня юбилей БАМа. Это ударная во всех отношениях аббревиатура впервые зазвучала 30 лет назад…». Все о начале, а эти о конце стройки века! Правда, с оговоркой: «Воспетая в песнях магистраль обошлась стране в 10 миллиардов советских рублей. Но сооружение БАМа продолжается до сих пор. Недавно достроен Северо-Муйский тоннель…».

Рассмотрим внимательно запоздалый «бамовский» памятник. Все надписи, изображения на нем можно разделить на 5 групп: схема участка Тайшетского региона РЖД (?), копии двух фотографий (вокзал в Тайшете и движущийся из тоннеля электровоз), небольшая фотогравюра о 40 — летии БАМа, надпись «Байкало-Амурская магистраль начинается в Тайшете» и дата установки стелы. Содержание некоторых фотогравюр вызывают вопросы. Если на стеле размещена схема Тайшетского региона ВСЖД, то почему помещена фотография электровоза, выходящего из какого-то тоннеля? Разве на тайшетском участке ВСЖД есть тоннели? Если есть, то как он называется? Далее, непонятно почему такая схема Тайшетского региона ВСЖД? Ведь граница его заканчивается, например, на ст.Уда-2, а она на схеме не подписана. Зато станция Алзамай почему-то обозначена и подписана. Крайние точки на схеме следовало бы подписать «на Усть-Кут», «на Иркутск», «на Красноярск». Почему бы для значимости ст.Тайшет не указать ещё и южное направление – «на Абакан». Размещение схемы Тайшетского региона ВСЖД вызывает непонимание — ведь отмечается 40-летие начала строительства БАМа, а не Тайшетского региона ВСЖД. В таком случае следовало бы поместить на стеле схему всего бамовского участка ВСЖД. На ней, так или иначе, Тайшет был бы обозначен! Куда же без ворот-то БАМа?! Так что, не обязательно было размещать схему Тайшетского региона. Можно, конечно, отмечать и 40 лет какого-либо события, и 30, и 20 лет, 10 лет, но привычнее все же отмечать круглые юбилейные даты. Если искать какое-то законодательное обоснование праздновать именно пятидесятилетия, то непременно наткнешься на специальное постановление ЦК КПСС и СМ СССР № 1361 «О наведении порядка в празднование юбилеев» от 12 декабря 1958 г. В пункте 2 этого постановления сказано: «Установить, что памятные даты исторических событий, юбилеи массовых общественных организация, отдельных крупных предприятий, научных учреждений и учебных заведений отмечаются только с разрешения ЦК КПСС и Совета Министров СССР при наличии особо выдающихся достижений или важного значения события в истории нашего государства. Юбилей в таких случаях отмечается в дни пятидесятилетия, столетия, и далее через пятьдесят лет со дня существования организации или свершения события».

Самое большое затруднение в понимании смысла изображений вызывает надпись «БАМ. 40 лет». 40 лет чему? Утверждается, что с начала строительства, имея в виду постановление ЦК и СМ о начале строительства БАМа за 1974 г. и прибытие на стройку века ударного комсомольского строительного отряда имени 17-го съезда ВЛКСМ. Но строительство то началось еще в 1972 г., до принятия постановления, до прибытия комсомольского отряда. В 1972 г. были созданы управления строительства, уложены первые км дороги…Ну, а если уж совсем быть объективными, то с 1932 года на Дальнем Востоке. На западном участке от Тайшета до Усть-Кута работы начались в 1937-1938 гг.

Единственная надпись на камне, не вызывающая сомнений и трудностей в осмыслении, так это утверждение, что БАМ начинается в Тайшете.

Евгений Селезнёв, историк
2014 г.

Читайте также

Советы экспертов. Как выбрать идеальные пельмени

Почти половина жителей Тайшета – пенсионеры

С начала года в Иркутской области 3 тысячи курильщиков оштрафовали на 1,3 миллиона рублей

2 комментария

Мерский Фер 14.01.2017 at 00:13

Сумбурно написано. Я разбил бы текст ибо обсудить есть что.
«Жаль, разрушено и здание второго паровозного депо». Согласен.Лично мне более, чем жаль. Красивое было здание и относительно крепкое. Там музей бы сделать после реконструкции. Поздно теперь руками махать и сделать что-либо было невозможно, ибо это было волевое решение. Можно было постараться оставить.
Что касается площадей. Насколько я знаю, была еще площадь в районе улиц Чапаева-Советская-Комсомольская.
По поводу писателя и исследователя Янковского К.Д. абсолютно верно. Яркая личность, заслуживающая памяти в том числе и в названии улицы. Дом, где жил Я. Мустафин стоит по улице Партизанской. Но кто такой Мустафин и тем более, где этот дом, мало кто знает.

Ответить
Селезнев Е.С. 14.01.2017 at 09:49

Что же здесь сумбурного, короткие отступления-комментарии от главного. Разбивайте, обсуждайте. По делу. «Поздно теперь руками махать и сделать что-либо было невозможно, ибо это было волевое решениее» — никто руками не размахивает, в тексте ясно сказано — предлагаем фантастическое описание несостоявшегося комплексного варианта существования всех этих памятников . Есть такое в истории как в науке — фантазировать, что было бы если….С другой стороны написано это во избежании неправильного отношения к культурному наследию. «Можно было постараться оставить » — вот это размахивание руками. в основе статьи исследование, проведенное с учениками, значит, цель была помимо всего — воспитательная, познавательная, обучающая. Адресована оно и тем кто руководит городом, учреждениями и предприятиями — бережнее с нашим наследием надо обращаться. Что касается названого вами городской территории — то это не площадь, а сквер. О скверах и парках города у нас есть иное исследование — «Легенда о гипсовом мальчике» (о парках и скверах Тайшета) с уважением Селезнев Е.С.

Ответить

Обсуждения