Легенда о «гипсовом мальчике»

Нешкольная история

Автор: Марина Вьюн, на момент написания работы 9 класс, школа № 85, г. Тайшет, Иркутская обл.

Работа получила 3-ю премию на VIII Всероссийском конкурсе Международного Мемориала «Человек в истории. Россия — XX век». 2007 г.

Руководитель Евгений Сергеевич Селезнев.

Текст редактирован Щербаковой И., руководитель школьных и молодежных программ историко-просветительского общества «Мемориал», доктор исторических наук

* * *

Никто уже не помнит, когда этот мальчик появился в моем городе.

Каким он был, помнят только немногие, и то в общих чертах. И как его звали, тоже уже не помнят. Да и вообще, было ли у него какое-то конкретное имя. Все его называли «пионер».

Нет, не потому что он был первым в каком-то деле, например, в освоении, развитии моего города. А потому, что он был одним из миллионов советских школьников членов организации, которая называлась очень серьезно, как-то не по-детски: Всесоюзная пионерская организация имени Владимира Ильича Ленина. Организация эта была создана в СССР давным-давно, в 1922 году. В каждом городе, в каждом селе, деревне, школе были такие организации – дружины. Когда такие дружины впервые появились в нашем городе, иначе говоря, когда этот мальчик и его друзья по организации пришли в наш город, тоже никто не помнит. Говорят, что каждая дружина старалась получить право носить имя какого-нибудь героя или руководителя страны. Например, пионерская дружина школы № 2 старалась получить имя Олега Кошевого. Был такой герой Великой Отечественной войны, молодогвардеец в городе Краснодоне. Пионерская дружина школы №85 – имя Героя Советского Союза, летчика-бомбардировщика Николая Дмитриевича Пахотищева. Это – моя школа. Правда, в нашей школе уже давно-давно пионерской организации нет. Её ликвидировали после того, как в нашей стране началась перестройка, то есть меняли советские социалистические порядки жизни на капиталистические. Вот так взрослые играли в недетские игры с детьми – то завлекут чем-то, то игру прекратят по своему желанию, не объясняя ничего. Не до вас, мол, дети. И в моей школе тоже пионерскую организацию ликвидировали, и уже никто не помнит о ней. Только пожилые учителя могут рассказать о том, что пионеры собирали металлолом, макулатуру, проводили какие-то сборы, на которых маршировали строем и пели песни, например, «Взвейтесь кострами синие ночи. Мы пионеры дети рабочих. Близиться эра светлых годов. Клич пионера – всегда будь готов!». Я учусь еще в девятом классе и совсем не имею понятия об этой организации, совсем не пою такие странные песни. И какие-то очень неконкретные воспоминания взрослых о пионерах не помогают понять, что такое пионерия. Понятно, что это организация, но чем она жила…

Мои мама и папа тоже были пионерами. Из этого пионерского прошлого помнят только, как их принимали в пионеры, как им повязывали галстук и наказывали его беречь, так как галстук был красного цвета «с красным знаменем цвета одного».

А красное знамя было символом борьбы за светлое будущее – коммунизм. За этот коммунизм люди проливали кровь. И кровь эта была святой. Мальчик тоже строил этот коммунизм. Ну, конечно, по-своему, по- детски. Собирал металлолом, макулатуру, участвовал в озеленении города, помогал, говорят, старым людям – дрова наколет, воду принесет. А летом ездил в пионерские лагеря на отдых. Таких лагерей в Тайшете было два: имени первой женщины-космонавта СССР Валентины Терешковой и «Бирюсинка», по названию реки Бирюса, на берегу которой и находился лагерь. Сейчас уже в Тайшете нет таких лагерей летнего отдыха детей – их в годы перестройки разобрали – разворовали – ликвидировали.

Мальчику, как и всем пионерам, за какие-то нехорошие дела, за плохую учебу, за плохое участие в общих делах, потерю галстука грозило исключение из пионеров. Это происходило публично – вся дружина выходила под бой барабанов и звуки горна на линейку. Горн и барабан, как и красный галстук, были святыми вещами для пионеров. Быть горнистом и барабанщиком было честью для пионеров. Так вот, провинившегося ставили перед всем строем и, сказав за что его исключают, снимали прилюдно галстук. Наверное, это было очень страшно и грустно для того, кого исключали. Но, говорят, пионеры некоторые после уроков, выходя из школы, снимали и прятали свои галстуки в карман. Видимо для того, чтобы взрослые за какие-то шалости не могли отчитать-попрекнуть их словами: «А еще пионером называешься!».

В нашем городском Центре творческого развития и гуманитарного образования детей «Радуга» я просмотрела сохранившиеся альбомы-отчеты пионерских организаций разных школ города за 1965-1970 гг. В этих отчетах много всякого странного для меня. Ну, например, свои хорошие дела пионеры посвящали какому-то важному в стране событию, например, очередному съезду КПСС, очередной годовщине со дня рождения В.И. Ленина, юбилею города. И еще при этом клялись быть верными делу Коммунистической партии Советского Союза, брать пример с героев-пионеров, изучать биографию Ленина и то, что он сказал на каком-то третьем съезде комсомола. Комсомол – это организация юношей и девушек, достигших 14 лет, сокращенно РКСМ (Российский коммунистический союз молодежи) – затем ВЛКСМ (Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи). А Ленин сказал очень мудрые слова – надо учиться, учиться и учиться. Правда, только для того, чтобы построить коммунизм. Коммунизм – это новый общественный строй, где все будут жить счастливо и богато. Как новые русские сегодня.

А 1950-60-е годы, в которые жил в Тайшете мальчик, были очень интересными – происходили важные события для города, для тайшетцев, изменения. Все эти изменения и были, оказывается, строительством коммунизма.

Пионерами хотели стать многие. С годами их численность выросла, и для пионеров открыли Дом пионеров и школьников. Такой Дом им был нужен: здесь они проводили свои сборы, заседания своих советов, отчитывались о делах, принимали в пионеры мальчишек и девчонок, занимались в кружках по изучению разных ремесел: вышивка, вязание, фотодело, живой уголок. Первый Дом пионеров был открыт очень давно, в 1954 году на улице имени Кирова. А потом, точно не известно, примерно, в 1957-1958 гг., было построено новое здание для Дома пионеров и школьников. Здание было по тем временам очень хорошее для детей: большое, высокие потолки, имелся зрительный зал на 300 мест, 11 кабинетов и классов, просторная библиотека, пионерская комната, большой коридор, приусадебный участок. Возвели его в парке имени Героя Советского Союза Александра Матросова. А эта улица была в те годы одной из центральных. Настолько был хорош Дом, что «56 девочек сразу, как только побывали в Доме пионеров, изъявили желание заниматься кройкой и шитьем». . Вот в этом-то Доме и прошла основная часть пионерского детства моего «гипсового» мальчика. В прямом и переносном смысле: как человека и как гипсового скульптурного украшения сада Дома пионеров и школьников. Правда, надо сказать, что «украшением» тайшетской действительности это гипсовое изваяние можно назвать с великой натяжкой. Таких гипсовых скульптур в саду Дома пионеров было несколько, но сохранились фотографии только двух-трех.

В Тайшете в конце 1950-х гг., включая п. Суетиха (ныне г. Бирюсинск) и п. Юрты проживало около 50 тысяч человек, непосредственно в Тайшете – в 1968 г. было 31 600 жителей, строился стадион, имелся сквер и 2 сада, пригородная роща для гуляния (видимо будущий Парк культуры и отдыха), 11,85 кв. м. зеленых насаждений . Территория города увеличивалась, и она медленно-медленно приближалась к современным размерам. В 1949 г. протяженность всех улиц Тайшета – около 60 километров, уже в то время город начал отстраиваться. Например, за период 1947-49 гг. было построено 398 индивидуальных домов, на благоустройство города было выделено 660 тысяч рублей. Оказывается, город наш был вовсе не таким, как сейчас. Во-первых, он был меньше по масштабам, многих улиц и районов еще не было, и по ним никак не мог бегать мой «гипсовый» мальчик.

Как я это выяснила? Очень просто, в городской газете «Сталинский путь» за 1955 г. я нашла списки избирательных участков – весь горд был поделен на такие участки с указанием улиц и номеров домов, жители которых должны были голосовать на том или ином избирательном участке. Это и сейчас так делается. Я выбрала название улиц и установила, сколько домов было на каждой из них. Оказалось, многих улиц в те времена просто не было. Не было микрорайона имени Пахотищева, Мясникова, не было многих зданий и учреждений. Да и сами улицы назывались иначе.

При жизни «гипсового» мальчика активно застраивалась улица имени Пушкина от путепровода в сторону будущего аэропорта на южной стороне города. Почему именно эта улица? Дело в том, что с 1949 г. в Тайшете был размещен Особый исправительно-трудовой лагерь №7 «Озерлаг» для содержания в заключении людей, осужденных по статье 58 Уголовного Кодекса РСФСР, то есть за измену Родине. Лагерные отделения и пункты Озерлага разместились в зонах, которые ранее принадлежали другим Тайшетским ИТЛ: Заплагу, Южлагу, Тайшетлагу. Эти зоны (лагпункты) растянулись по всей строящейся в те годы (с 1938 г.) железной дороге Тайшет – Усть-Кут. Так вот, Управление Озерлага разместилось на будущей улице Пушкина. И благодаря труду заключенных она и была построена.

Что такое «зона» я узнала, представила себе, только по рисункам японских военнопленных. Это довольно странно: я не видела подобных рисунков лагерной жизни нарисованных нашими, русскими заключенными.

Почему это делали японские военнопленные? Я так и не знаю. Как говорится: «Восток – дело тонкое». Эти военнопленные были доставлены в Тайшет в октябре-декабре 1945 г. После того, как они были возвращены на родину в 1949 году, то некоторые из них написали свои воспоминания, нарисовали картины, эскизы о своем страшном сибирском плене. Репродукции таких картин я и видела в архиве организации «Бирюса-Мемориал». На картинах запечатлены разные сцены жизни японских военнопленных: бараки, работа в лесу на лесоповале, на полях во время уборки урожая, под конвоем идущие пленные на работу… Сцены разные, а смысл их один: страшная жизнь в плену. Получается, что эти японские военнопленные, работая не по своей воле, помогали нашей стране, сами того не желая, строить коммунизм. Оказывается «светлое будущее, социализм и коммунизм» можно строить, применяя насилие.

Интересно, а мальчик-пионер знал об этом или нет? И знал ли вообще что-нибудь о японских военнопленных?

Наверное, знал. Ведь у него были друзья – сверстники, родители, которые охраняли этих военнопленных, да и всех заключенных Тайшетских исправительно-трудовых лагерей. И друзья мальчика могли рассказать ему то, что слышали от своих родителей, сотрудников лагерей. А что могли рассказать? Только то, что это – военнопленные и «враги народа», и их держат в зоне за преступления, которые мешают строить советскому народу светлое будущее. Да, об этом говорили и в школе, когда предупреждали, что общаться с заключенными, военнопленными нельзя. Все эти рассказы о «врагах народа» прочно засели в голове мальчика-пионера, и переубедить его было невозможно. Да и мало кто старался переубедить. Вот так и «гипсовали» его сознание.

Мальчик знал о заключенных, но кто они такие, и за что находятся в лагерях, он стал понимать лишь потом, десятилетия спустя. И, вспоминая о заключенных, он, уже в наши годы, будучи уже мудрым человеком, писал: «…В рабочем клубе тоже демонстрировались фильмы, но чаще устраивались танцы под баян. Баянист был колченогий, обаятельный человек, высочайший мастер своего дела. Он был из заключенных. По большим праздникам здесь проходили концерты. Их давали «зэковцы». Эти неизвестные нам, тайшетцам, принесли с собой большую музыкальную культуру. Теперь-то я знаю, что они были профессионалами высшей пробы: певцы, драматические актеры, танцоры, артисты из академических театров страны. Первым номером они всегда пели любимую песню вождя «Сулико», веселили нас, а в это время за кулисами с винтовками сидели охранники да еще покрикивали, если случалась заминка. Не знаю, кто как, но впервые услышал оперные арии от этих «врагов народа», впервые понял, какую огромную духовную силу таит искусство. Может быть по этому их изолировали от народа?…» .

Управление Озерлага, силами заключенных, активно начало строить помещения для своих отделов: производственные помещения, объекты соцкультбыта, жилые дома. Сборные жилые четырехквартирные дома, а их изготавливали заключенные на Чунском деревообрабатывающем комбинате, появились на улицах Лазо, (названия улиц было дано в 1952 г.), Фрунзе, Молотова (ныне Кооперативная). Другие жилые дома сотрудников Озерлага возводились на улицах Кирова, Пушкина.

Заключенные Озерлага построили на улице Пушкина стадион «Динамо» (ныне «Локомотив»); а на месте современного здания школы № 2 в 1952 г. была построена школа № 4, а напротив нее, в небольшом сквере – служебное помещение Озерлага.

Там, где сейчас магазин «Ивушка», было помещение для архива, секретной части Озерлага. Рядом с ним было деревянное одноэтажное здание, принадлежавшее тоже Озерлагу (позднее, в 1970-х гг., там размещалась районная прокуратура), ныне этого здания нет. Западнее его заключенные Озерлага построили баню в 1951 г., для солдат охраны заключенных. Сама же воинская часть расположилась в здании по улице Кирова, штаб воинской части, солдаты которой конвоировали заключенных, находился в здании, где сейчас автоучебное предприятие «Сокол». Таким образом, район пересечения улиц Кирова и Пушкина стал административно-производственным центром особого исправительно-трудового лагеря «Озерный». Так сказать, столица Озерлага.

С конца 1930-х гг. Тайшет уже был городком, где размещались Управления и колонны Южлага, Тайшетлага. Например, здание Управления Южлага (Южный ИТЛ) находилось в двухэтажном здании, расположенном на улице Пушкина, в небольшом сквере. Еще сохранились тополя, которые образуют небольшую аллею, когда-то ведущую к крыльцу этого Управления. Самого же здания уже нет. Невдалеке от него, ближе к перекрестку, заключенные Озерлага построили кинотеатр «Дзержинец». На месте стадиона школы №2 находился двухквартирный дом, тоже принадлежавший сотрудникам Озерлага. Здесь же находились помещения Озерлаговской больницы, в частности роддом.

Северная часть улицы Пушкина застраивалась также в 1950-х гг. Слева возвышается трехэтажное каменное здание, здесь сейчас размещается Ведомственная охрана, а ранее – в 1963 г., это здание было построено для ЭЦ (электрический центр управления движениями поездов). Здесь надо сказать, что в конце 1950-х начале 60-х гг. началась электрификация железных дорог и населенных пунктов района. Была построена межколхозная ЛЭП-35 от Шиткино до Суетихи. Это привело к ненадобности строительства Туманшетской ГЭС, а планировали ее сдать в эксплуатацию в 1958г. . Для меня эта информация показалась какой-то фантастикой – ГЭС у нас в районе?! Кстати, также удивленно реагируют на эту информацию все, кому я об этом рассказываю. Наверное, и для моего «гипсового» мальчика строительство ГЭС было что-то вроде чуда какого-то. Вообще-то, 1950-е гг. действительно были какими-то чудесными, как мне кажется. Было столько построено в Тайшете! Да и сами люди, кажется, были совсем иными, чем сейчас. Говорят, они были более открытыми и коллективными. И проще. Проще во всем, даже в мечтах и повседневной жизни.

До строительства ЭЦ в 1950-е гг, на месте современного помещения частной автомойки, был построен магазин, который среди тайшетцев старшего поколения известен был под названием «Рабочий». Рядом с магазином началось строительство целого жилого района – двухэтажные деревянные дома железнодорожников. Этот жилой район насчитывает 14 домов, расположенных вдоль улицы Пушкина с восточной стороны вплоть до улицы Лазо. Надо отметить, что по воспоминаниям тайшетцев, этот жилой район был, как говорится, престижным, жить в этих домах мечтали многие тайшетцы. Может быть, в одном из этих домов жил и герой моего рассказа. А если, действительно, он там жил, то не мог не видеть, что напротив окон его дома в 1953 г. заключенные «Озерлага» строили склады и другие помещения Универсальной торговой базы. Теперь она вся оккупирована частными оптовыми базами.

Строительная активность Озерлага была связана с его основной задачей – поставка рабочей силы заключенных Ангарскому исправительно-трудовому лагерю, которому было поручено строительство Западного участка БАМа, а затем и Братской ГЭС.

Из недр этих двух лагерей и возникла мощная и прославленная строительная организация АНГАРСТРОЙ, в которой работало много тайшетцев. А создана она была 21 сентября 1946 г. на базе Ангарского исправительно-трудового лагеря. А до этого в Тайшете была другая организация, известная тайшетцам старшего поколения под названием «Тайшетстрой». Некоторое время руководил этим управлением известный в стране строитель генерал Ф.А. Гвоздевский. Известен он, например, тем, что руководил строительством одного из участков Волжской рокадной дороги, которая помогла советским войскам одержать победу над немецко-фашистскими войсками под Сталинградом. Еще он строил известную железную дорогу Наушки-Улан-Батор.

Именно Тайшетстрой, созданный в 1945 г., начал крупные строительные работы в Тайшете, а затем Тайшетстрой был объединен с Ангарлагом в единую организацию – Западное строительство ИТЛ БАМ. Основную рабочую силу Тайшетстроя составляли японские военнопленные и заключенные Тайшетского ИТЛ Главного Управления строительства железных дорог МВД СССР. Говоря о вкладе заключенных в строительство города и железной дороги, надо отметить их численность: в существующем с 1949 г. Озерлаге наибольшая численность заключенных была в 1952-53 гг. – 37093 и 36152 человек, Ангарском ИТЛ – в 1951г. – 41626, 1952 г. – 26858, а в 1960 г. – 9927 заключенных. Численность заключенных в двух этих лагерях превышала вдвое-втрое работающее население Тайшетского и Шиткинского районов, и города Тайшета вместе взятых. Иначе говоря, это была огромная по численности армия подневольных рабочих.

Силами заключенных строилась и северо-восточная часть города – от Стройучастка до пятого километра дороги Тайшет – Братск, включая ЦАРМЗ (Центральный авторемонтный завод по ремонту строительной техники для Ангарстроя). Само слово «Стройучасток» возникло именно в начале 50-х гг. – на его территории шли активные строительные работы – железнодорожный больничный городок, школа-интернат, жилой городок, вокзал (начало строительства – 1957г.), амбулатория, 66-и квартирный дом, шла реконструкция Тайшетского железнодорожного узла.

Мой «гипсовый» мальчик, как и все тайшетцы, жил в радостном ожидании еще одного чуда – металлургического комбината.

В 1959 г. начались изыскания площадки для строительства металлургического комбината – работала экспедиция «Фундаментпроект», контора экспедиции находилась на Старом Акульшете. Велась работа по поиску воды институтом «Водоканалпроект». В Тайшете была построена трансформаторная подстанция – намечался ее пуск в первом квартале 1960 г. 29 августа 1962 г. была поставлена первая опора, воспетая в песне композитора Александры Пахмутовой, ЛЭП-500 – «…ЛЭП-500 не простая линия, и ведем мы её с друзьями по таёжным дебрям глухим…».

Началось строительство железной дороги Тайшет – Абакан, сдана железная дорога Тайшет – Лена, в 1962 году строился нефтепровод Туймаза (Башкирия) – Ангарск. Таким образом, 1950-60-е гг. – это время больших строек, и город Тайшет, к счастью, не оказался в стороне от них.

В 50-х гг. был построен Тайшетский аэропорт – самолеты летали не только на местных линиях (Тайшет-Шиткино, Шелаево, Квиток, п. Октябрьский, Братск (1959г.), но и в Иркутск, Канск.

Даже планировалось пустить линию до Красноярска!). Вообще-то, с самолетами в жизни тайшетцев связано много интересных фактов прошлого. Некоторые из тайшетцев, если напомнить, могут кое-что припомнить и подтвердить газетными материалами, как, например, в 1935 г., «после радиобеседы секретаря РК ВКПб (то есть районного комитета Всесоюзной коммунистической партии большевиков) с учителями, последние тут же произвели подписку на постройку новых самолетов, собрав 76 рублей. Более того, Союз Рабпроса (это так называлась профсоюзная организация работников просвещения, то есть учителей) призвал всех педагогов отчислить на это благое дело – постройку самолетов- перечислить однодневный свой заработок». Такое ощущение, что тайшетцы прямо-таки испытывали огромный душевный порыв к самолетостроению: «Мы, бывшие красные партизаны, вносим на постройку трех самолетов-гигантов 85 рублей. Михаил Жичкин – 15 рублей, Юшков – 30, Иванов – 10, Корчагин – 20, Бекарев – 10….», а коллектив Тайшетской машино-тракторной станции внес на постройку самолетов однодневный заработок. Из-за чего произошла такая самолетостроительная активность тайшетцев? А дело вот в чем оказалось: «18 марта в г.Москве произошла катастрофа самолета «Максим Горький». Самолетом управлял летчик Михеев, на борту самолета было 36 человек ударников ЦАГИ. Сопровождавший тренировочный самолет – летчик Благин, при выходе из мертвой петли, ударил крыло самолета «Максим Горький». Вследствие полученных повреждений от удара, самолет стал разваливаться в воздухе, перешел в крен и отдельными частями упал на землю. При катастрофе погибло 11 человек экипажа и 36 пассажиров-ударников ЦАГИ. ВостСибТАСС СНК (Совет Народных комиссаров – то есть правительство СССР) и ЦК ВКПб (Центральный комитет Всесоюзной Коммунистической партии большевиков) постановил: взамен погибшего самолета «Максим Горький» построить 3 больших самолета того же типа: один – «ВИЛ» ( Владимир Ильич Ленин) , второй – «Иосиф Сталин» и три – «Максим Горький» .

Мальчик, о котором я пишу, был свидетелем многих важных событий. Например, как благоустраивался наш город. Городской исполком уделял много внимания благоустройству нашего города. Этот вопрос очень часто рассматривали на заседаниях Исполкома, на сессиях Городского совета депутатов трудящихся, высшего органа власти в Тайшете. Проводились субботники. Так, например, на субботнике в 1950 г. было вывезено на улицы 1797 куб/м гравия, шлака, углубили и очистили 4500 метров кюветов, положили 110 метров тротуаров, посадили 2465 саженцев. Согласно плану благоустройства, в 1953 г. были отсыпаны гравием улицы Октябрьская, Пушкина, Кирова, на что ушло 4500 куб. гравия. Асфальтное покрытие улиц начнется гораздо позже, в середине 60-х гг. В 1960 г. на этих улицах появились пять первых такси «Волга», а еще в 1955 г. в районе стали курсировать грузовые таксомоторы.

Но многие улицы города еще, мягко говоря, оставляли желать лучшего: грязь непролазная по улицам Ленина, Комсомольская, Матросова, уложенные деревянные тротуары по улице XIX Партсъезда пришли в негодность, разбита дорога по улице Пушкина. А местные шоферы лихачи! Один такой лихач весной 1954 г. на машине обрызгал женщину с ребенком, о чем с большим возмущением писала районная газета. В 1953 г. было посажено в городе 3000 саженцев, построено 1300 метров деревянных тротуаров, а в 1957 г. деревянные тротуары появились на улицах Ленина, Чапаева, Молотова.

В 1957 г. было построено 5000 кв. м. жилья, 150 семей тайшетцев въехали в свои дома . В таком важном деле не мог не принять участие мальчик со своими друзьями пионерами. Ведь надо же было как-то участвовать в строительстве коммунизма.

Иначе, какой же ты пионер! Но, несмотря на все их старания, внешний вид города оставлял желать лучшего. Газета «Сталинский путь» писала в 1957 г. о санитарном состоянии и внешнем виде города: «…На дорогах по улицам города валяются трупы задавленных автомашинами кур, гусей, кошек, собак. Они разлагаются, их облепливают рои мух, этих разносчиков заразы…жители выливают помои на улицы, отведенные выгребные ямы для мусора вовремя не очищаются…» . Жуть какая-то! Видимо, автор статьи несколько преувеличил картину, но, судя по другим газетным статьям, положение с чистотой в городе действительно было плохим. И, наверное, мало отличалось от положения конца 1930-х гг.: «Проталины, образовавшиеся при таянии снега, еще раз показали, насколько грязны улицы Тайшета. Мусор, навоз, неочищенные канавы, вода, смешанная с грязью, заливает перекрестки главной улицы и размывает еще больше дороги Тайшета. Ночью улицы Тайшета и прогнившие тротуары превращаются в ловушки. Ямы, канавы, скрытые корой нерастаявшего льда, заставляют прохожих дико озираться, выбирать место, где поставить ногу и все же, проклиная всех и все, они принимают холодную ванну, провалившись в одну из многочисленных ям и канав…» .

Социально-экономическое положение Тайшета требовало, вызывало необходимость развития культуры, образования, здравоохранения. И, прежде всего, строительство школ, больниц, домов культуры и других культурно-просветительских учреждений и спортивных сооружений.

В Тайшете центрами массовой культурной работы были: построенный в октябре 1950 г., кинотеатр «Победа», городской Дом культуры «Колос». Дом культуры «Колос» сгорел 30 октября 1966 г., а коллектив его продолжил работу в помещении Дома пионеров и школьников по улице Александра Матросова . Дом культуры железнодорожников имени Ленина (он находился по улице Транспортная, 20 в районе вокзала), кинотеатр «Дзержинец».

Кино было самым популярным развлечением. Мальчику кино очень нравилось, и он старался сэкономить какие-нибудь деньги на билет в кино. Но в кино детей, даже пионеров, не всегда пускали. Городской Исполком принял решение, согласно которому дети могли посещать только дневные сеансы, то есть до пяти часов вечера, а после пяти в кино можно было попасть только с родителями и только в дни каникул.

В кино тайшетцы любили ходить. Такое ощущение, что им было все равно, что смотреть – документальные или художественные фильмы. Название фильмов тех лет совершенно незнакомы нам, и не вызывают желания их посмотреть. Но тайшетцы посещали практически все фильмы.

Например, кинофильм «Композитор Глинка» только за три дня посмотрело 3000 тайшетцев!!!

В 1951 г. ГДК «Колос» был отремонтирован, пристроено помещение. Открытие отремонтированного здания состоялось 31 декабря 1951 г. А новое здание кинотеатра «Победа» на 350 мест открылось в ноябре 1950 г. Открытие было приурочено, как это было в те годы, к очень важной дате – 33 годовщине Великой Октябрьской революции. «Открытие нового кинотеатра «Победа» привело к переоборудованию «Колоса» в Дом культуры. Здание было ветхое, неприспособленное для работы кружков. Сделали ремонт, пристрой к зданию. Открытие отремонтированного здания состоялось 31 декабря 1951 г. В ДК работало 40 человек: братья Виктор и Игорь Зыковы- руководители духового оркестра, баянист Валентин Родин вел хоровой кружок, Владимир Чехлов – танцевальный кружок, Александр Косоротов, Александр Петров…»- вспоминал первый директор ДК «Колос» Г.А. Размахнин . А коллектив кинотеатра «Победа» в 1951 г. был награжден Почетной грамотой Министерства кинематографии. В том году в кинотеатре было показано 1856 киносеансов и обслужено 265000 кинозрителей. Первый фильм, который показали в «Победе» после торжественного собрания, – «Великая сила», затем «Клятва». В 1950 г. кинопрокат порадовал тайшетцев брендом года – кинофильмом «Кубанские казаки», «Падение Берлина», а в 1953 г. – «Чук и Гек», в июле этого же года тайшетцы увидели кинофильм «Волга-Волга», «Егор Булычев» в августе месяце, а первый широкоформатный фильм тайшетцы увидели именно в кинотеатре «Победа» 15 августа 1950 г. – «Песни над Днепром», а в ноябре 1955 г. – «Солдат Иван Бровкин». Если продолжить рассказ о том, какие фильмы смотрели тайшетцы, то надо сказать и о фильме «Сталинградская битва»: его демонстрировали в «Колосе» 5 дней, 18 киносеансов, свыше 4000 зрителей.

Территория площади Кирова вокруг кинотеатра «Победа» была центром города. Учитывая это, городской Исполком в 1954 г принял решение о запрещении движения по площади конных повозок, автомашин и тракторов, на велосипедах по тротуарам, а скорость движения должна быть для всех видов транспорта – 25 км в час. За нарушение этого распоряжения грозил штраф в 100 рублей или исправительно-трудовые работы до 1 месяца. Вот как!

Особое внимание уделялось развитию библиотечной системы города. 16 августа 1951 г. была открыта городская библиотека на 8000 книг.

В 1965 г. в Тайшете, Суетихе, Юртах имелось 6 государственных библиотек (87952 книг и 11906 читателей), 7 профсоюзных (81784 и 5540), 13 школьных (58854 и 7416). Любопытно знать, что читали тайшетцы. Так, например, за четыре месяца 1950 г. книжный магазин продал книг на сумму 100 тысяч рублей: «Воскресенье» Толстого, «Отверженные» В. Гюго, «Далеко от Москвы», сочинения В.И. Ленина, биография Сталина, «Даурия» К. Седых .

Телевидение появилось в Тайшете в 1972 г. – 30 декабря этого года началась трансляция из Москвы. Регулярные ТВ-передачи начались в январе 1973 г. До его появления особое значение имело радио. Поэтому, в изучаемые годы, проводилась большая работа по радиофикации как самого Тайшета так и всех населенных пунктов Тайшетского района. В Тайшете в 1951 г. насчитывалось 2114 радиоточек.

Как известно, в те годы о телевидении в Тайшете вовсе не имели понятия. Поэтому слушать радио любили все. Именно любили, а не так как сейчас, то есть ждали радиопередачу, садились и слушали.

Особенно популярны были радиорепортажи футбольных матчей. Мальчик тоже был заядлым болельщиком, фанатом, как говорится, «Спартака». Плакал даже, когда любимая команда проигрывала.

Что касается качества проводимых культурно-просветительских мероприятий в городе, то он был невысок, как и общий уровень культуры тайшетцев. Такие мероприятия вызывали справедливую критику местной газеты. Вот что писала, например, газета по поводу вечера танца, который проводился в ДК «Колос»: «…Уродливое изгибание тел, хаотические движения танцующих.

Разве такими должны быть наши советские танцы!

Безкультурье, хулиганство молодежи ШПЗ. Такое положение в клубе железнодорожников им. Ленина. Танцуют в головных уборах, в пальто, валенках, с папиросами во рту. Оркестр играет зарубежные танцы, а это уродливая буржуазная мода… Сам кинотеатр «Колос» — мрачное здание» .

Видимо положение не улучшилось и в 1952 г., если в редакцию газеты пришло письмо – жалоба о работе ДК. В письме говорилось о том, что в ДК много пьяных, возникают драки. Критикуя образ жизни тайшетской молодежи, точнее части молодежи, газета высмеивала молодежный жаргон, увлечение спиртными напитками: «…Мы с Мишаней вчера в «кильдыме» по «служебной» с прицепом хватили. И на танцы. Потом еще полбанки выпили. Домой на рогах пришли. Это что! Мы одеколона надрызгались. Рубать было нечего, так мы мануфактурой с дымом «заштефкали» и порядок. Только кореш мой чуть дуба не дал» .

Конечно, мальчишка, о котором я рассказываю, такими делами не занимался. Мал еще был. Но самое главное – он был пионером.

И, конечно же, брал пример с других ребят, которые совершали геройские поступки и о них рассказывали всем пионерам города. В одной из газет я нашла вот такую интересную статью: «В январе 1935 г. ученик средней школы 5-а класса Абросимов Лев предотвратил крушение скорого поезда №2. Вот как рассказывает Абросимов об этом: «…На станции стоял поезд. Раздался свисток и поезд пошел. В метрах 50-ти от места, где я стоял, из под колес поезда стал выбиваться снег. Я подумал, что это происходит оттого, что линия не расчищена. Поезд подходил ближе, смотрю – бегунки соскочили с рельс, крушение было бы неизбежно. Я закричал помощнику машиниста: «Дяденька! Бегунки соскочили с рельс!». И показываю рукой на них. Машинист быстро остановил поезд, а я побежал в школу…». Средняя школа отметила героический поступок Абросимова, посвятив ему десятиминутку и описав его поступок в «Ильичёвке» .

Мне пришлось многое уточнить по этой статье: «десятиминутка», «Ильичевка», «бегунки». Уточняла все, расспрашивая пожилых учителей моей школы. Дело то в том, что Лев Абросимов, ученик 5-го класса моей нынешней школы №85!!! После выпускного вечера он ушел на фронт и погиб. На мемориальной доске, которая находится на стене моей школы, его фамилия выбита бронзой первой в списке. А статью в газету написала Анна Ивановна Белугина, учительница русского языка и литературы. Она учила Л. Абросимова. Её судьба тоже оказалась трагической: она была арестована в 1937 г.

Вообще, моя школа имеет интересную историю. В ней учились и работали очень интересные люди. Например, Ямиль Мустафин, чьи статьи-воспоминания о Тайшете я использовала в своей работе. Я.Мустафин – известный в стране писатель.

В 1943 г. училась в нашей школе девочка Оля Трофимова. И вот однажды «идя по улице Транспортной заметила, что у дома, где помещалась воинская часть НКВД № 1096 от искр из печной трубы загорелась крыша. Оля Трофимова вошла в здание стрелковой охраны и сообщила о пожаре.

Благодаря этому удалось ликвидировать пожар в самом начале» .

Конечно, не все ученики совершали такие славные поступки, оказываясь в нужное время на нужном месте. Взять хотя бы 17-летнего (!) ученика 7-б класса Брусникина, которого исключили из школы в сентябре 1941 г.: «…18 сентября 1941 г. ученик 7 класса Брусников во время урока физики читал журнал «Крокодил». Ему учительница Стародубцева Е.З. предложила прекратить чтение, но Брусников демонстративно чтение продолжил и когда учительница предложила выйти из класса и положить журнал, то Брусников поддразнивая учительницу, журнал не положил. Брусников не подчинился классному руководителю, не пересел на другую парту. В классе во время уроков систематически стреляет и ведет себя вызывающе» . Кто знает, как поступил бы Брусников на месте Оли Трофимовой?

Но вернемся к 1950-м гг. К этому времени семнадцатилетнему Брусникову исполнилось 27 лет, вырос совсем и уже работал, наверное, на каком-нибудь предприятии Тайшета. Ему то, как никому, видимо, было хорошо известно, как жила и чем развлекалась тайшетская молодежь. А вдруг его призвали на фронт в году так 43-ем!? Может быть вполне. Только хочется, чтобы он выжил на войне…

В разговорной речи тайшетской молодежи 1950-60-х гг. модными были словечки «падло», «пахан», «загнулся», «зараза», «смойся с глаз» и др. А что касается слова «кильдым» то это магазин, в котором торговали вином и водкой на разлив. Откуда такое странное название уже никто не помнит. Другими неофициальными названиями были: магазины – «горбатый», закусочная. Такой же, как «горбатый», закусочной-забегаловкой-чайной была «хитрушка», В магазине-кафе «Лакомка» был в 1950-е гг. буфет-кондитерская, где продавались спиртные напитки на разлив. В ДК «Колос» был буфет, который называли в народе «бабьи слезы». Почему так назывался? Объяснение оказалось очень даже простое: мужчины здесь покупали водку, выпивали, пьянели, принося тем самым страдания, слезы женам, родным. Наверное, такое название было распространенным по всей стране. На улице Советской был хлебный магазин, почему-то называемый в те годы «комсомолка».

Но я отвлеклась. Вернусь к развлечениям молодежи.

Какими должны были быть танцы и другие культурные мероприятия тех времен, по мнению властей, учителей? Судя по газетным статьям, хорошими мероприятиями считались те, где в начале обязательно проводилась лекция какая-нибудь,

например, «О культуре поведения советской молодежи», «Упадок сельского хозяйства в США», «Ленин в художественной самодеятельности», «К 160-летию со дня рождения Н.В. Гоголя», «Выращивание телят», «Подготовка соломы к вскармливанию», «На пути к нашему изобилию», «О воспитании молодежи в СССР» и др. газета пишет, что, присутствовавшие на лекции учителя, Н.И. Соломина слушали, затаив дыхание. А после лекции начались танцы: вальс, колхозная полька, краковяк и русская плясовая. В конце своей статьи автор восклицает: «Жить стало лучше, жить стало веселее, товарищи!» . Вот такими идеологически выдержанными должны были быть культурные вечера. Надо сказать, что коммунистическая идеология настойчиво проникала во все сферы жизни тайшетцев и в сознание людей.

Мальчик, о котором мой рассказ, как и все школьники, воспитывался строго в духе коммунизма. Это здорово, наверное, консервировало им мозги. Сейчас бы это назвали немного иначе – «компостировали», «матрицировали».

Так, что эти мозги переставали шевелиться, то есть производить умственные потуги, думать, подвергать сомнению то, что несла коммунистическая пропаганда. Мозги гипсовались. Ну вот, например, на новогоднем костюмированном вечере обстановка была именно в духе этой коммунистической идеологии: «…В нем приняло участие белее 40 человек. На вечере было много интересных масок и костюмов, более половины которых были задуманы на политическую тему. Инициативно, ярко и интересно участники маскарада выразили свое отношение к миру и дружбе народов…Призы получили за костюмы и маски «Мир непобедим», «Сталинская конституция», «Канал Волга-Дон». Зло и остроумно высмеяли атомщиков-поджигателей войны в мире, Броз Тито, Чан Кай Ши…» .

Я старалась представить, как можно сделать «Мир непобедим» и, признаюсь, не смогла.

Кто такие Броз Тито и Чан Кай Ши, и за что их остроумно высмеивали в костюмах тайшетские дети, я прочла в учебнике истории. Но вот те, кто высмеивал, вряд ли понимали в чем дело. Политика, одним словом.

В Тайшете постепенно образовалось несколько скверов, которые с другими лесонасаждениями по улицам, придавали городу более или менее приятный вид. Один такой сквер находился между ДК «Колос» (ныне Центр творческого развития и гуманитарного образования «Радуга») и кинотеатром «Победа». Этот сквер в 1950-е гг. и ранее был центром нашего города. Здесь проходили важные массовые мероприятия еще с 1930-х гг.: В 1935 г. здесь, например, проходил слёт сельских культработников. На чудом сохранившихся фотографиях 1935 г., запечатлены мероприятия этого слёта – какие-то спортивные игры, закладка памятника Шиткинским партизанам.

На одной из фотографий видно, что на месте «Победы» еще высится Тайшетская церковь святого Николая. Ценность этой фотографии высока – это единственная фотография, на которой запечатлена Тайшетская церковь!

Только по ней можно судить какой была наша церковь. В том же 1935 г. проведена была закладка памятника шиткинским партизанам, погибшим при наступлении на станцию Тайшет 19 мая 1919 г. Площадка памятника огорожена кирпичной оградкой. Памятник сделан в виде обелиска пирамидальной формы. Строительство памятника было завершено в 1936 г. Впоследствии этот памятник был демонтирован полностью и заново построен в городском парке культуры и отдыха по улице Пушкина. Новый памятник Шиткинским партизанам во многом уступал прежнему памятнику по своим художественным качествам, но и этот памятник долго не просуществовал. Церковь святого Николая тоже, естественно, была ликвидирована. Тополя вокруг сквера спилили под основание где-то в начале 2002 г. Таким образом, бывший центральный сквер города был практически и окончательно уничтожен по инициативе городских властей.

Сквер постепенно приходил в упадок. В 1952 г. газета писала, что «в сквере нет клумб, молодые деревья погибли, нет ограждения сквера, старые тополя повреждены, на территории сквера косит траву себе директор к/т «Победа» Давыденко, скопился строительный мусор, не установлены бюсты, здесь построили гараж, бензокран… Все в запущенном состоянии, хотя есть должности садовника, сторожа, дворника» .

Но, несмотря на это, сквер все же некоторое время оставался местом больших мероприятий. Так, например, в 1957 г. состоялся третий районный фестиваль молодежи.

Если смотреть на наш город с виадука или другого высокого места, то очень четко видны места, засаженные старыми тополями. Они как вехи обозначают первые, наиболее старые районы города.

Одним из таких районов Тайшета была улица Александра Матросова, бывшая Юго-Вокзальная. Если перейти по виадуку в южную часть города, то мы попадаем в бывший сквер, или иначе сад, парк. Еще сохранились старые тополя, наверное, ровесники Тайшета, правда, многие спилены, иные сгнили. Есть сведения, что этот сад и тополя были посажены инженером путей сообщения неким Гершелем в начале ХХ века.

Затем «в 1949 г. было закончено строительство нового городского парка по улице Матросова. В парке построена танцевальная площадка, киоски, скамейки.

Парк украшен красочными портретами вождей, лозунгами, плакатами. Новому парку присвоено имя Героя Советского Союза Александра Матросова».

В 1958-59 гг. на территории сада имени Матросова построили городской Дом пионеров и школьников, который ранее был на улице Кирова. Территорию сада украсили гипсовые скульптуры. В том числе и гипсовое изваяние мальчика, о котором эта легенда.

Изваяние было какое-то безжизненно белое, с застывшими выражением лица и движением рук. Одним словом – безжизненное и все тут. Мне показалось, что именно такое гипсовое воплощение мальчика-пионера хорошее символическое выражение коммунистической обработки детей тех лет. «Гипсовые» мальчики и девочки, запрограммированные на коммунизм…«За дело Коммунистической партии Советского союза – будьте готовы!» Вот эта запрограммированность видна даже на старенькой фотографии из архива ИПО «Бирюса-Мемориал». Я смотрю на нее и думаю: как же надо было свято верить во все эти призывы, уставы пионерии, чтобы в обычной домашней обстановке, среди родных и близких, а не на пионерской линейке, вскинуть перед объективом фотоаппарата руку в пионерском салюте!?

Так вот, о парке. Надо сказать, что эту зеленную зону отдыха в местной газете, в архивных документах называют то парком, то садом. В январе 1951 г. на сессии депутатов городского Совета рассматривался вопрос «Итоги благоустройства за 1950г. и план на 1951 г.», с докладом выступил заведующий городским коммунальным хозяйством Палкин Виталий Васильевич. Депутаты критиковали ход благоустройства города: «сад им.А.Матросова полуразрушен, (и это всего лишь через год после открытия!) не закреплен за каким-либо предприятием, ограда сада расхищена, скамейки ломают, грязь на улице. Площадь Кирова в запущенном состоянии, помои льют на улицы, скот портит лесонасаждения, в садах города хулиганство, дрова-долготье захламляют улицы…» .

Другая «зеленая зона» Тайшета находилась на улице Пушкина – это современная территория парка культуры и отдыха, которую в 1937 г. называли «пригородной рощей пригодной для гуляний».

Из тех источников, которыми я располагала, оказалось невозможно установить точное время создания этого парка, то есть найти соответствующее решение Тайшетского городского исполнительного комитета (горисполком) Совета депутатов трудящихся. Самым ранним упоминанием о парке, точнее о том, что находилось на его территории, это воспоминания тайшетцев о кладбище. Некоторые жители города упоминают о захоронениях своих родных и близких именно на территории современного парка . Я.Мустафина, например, возмущало то, что на месте кладбища построили танцплощадку.

Из архивных данных удалось найти следующую информацию – Почтовый ящик 410 (пя 410), то есть Управление ИТЛ «Озерный», в 1957 г. производил ремонтные работы деревянного памятника на могиле известного командира Шиткинского партизанского фронта И.А. Бича-Таежного, которая находилась на территории парка . Почему это делал именно п/я 410, а точнее пя ЖШ 410, это почтовый адрес ИТЛ «Озерный»? Ответить на этот вопрос можно ссылаясь на короткие сведения архива. Так, например, в исторической справке об установлении памятника И.А. Бичу-Таежному говорится: «…в начале 1919 года И.А. Бич-Таежный был схвачен чехами и 19 мая 1919 года был повешен на эстакаде в районе станции Тайшет. Похоронен на кладбище, где ныне парк строительства п/я 410» . Значит, кладбище действительно существовало. Во-вторых, парк на его территории создавало именно Управление п/я ЖШ 410 ИТЛ «Озерный». Существуют неподтвержденные данные о том, что на этом кладбище хоронили не только местных жителей, но и умерших заключенных. Наверное, это первое кладбище Тайшета, и возникло оно одновременно с поселком Тайшет. И расположение его на окраине первых улиц Трактовой, Юго-вокзальной, за лесозаводом, то есть вдали от поселка, вполне было нормальным для начала ХХ века. Это впоследствии Тайшет застраивался и кладбище попало в зону развития города. Скорее всего, парк создавался одновременно со строительством стадиона «Динамо» Управления «Озерлага». Ныне стадион называется «Локомотив» и принадлежит Тайшетскому Отделению Восточно-Сибирской железной дороги. Видимо, впоследствии, где-то в конце 50-х-середине 60-х гг., парк был передан городу под управление отдела культуры Тайшетского городского исполнительного комитета. В газетных материалах этого же года содержатся краткие упоминания о мероприятиях, которые проводились в парке, о парковых сооружениях. Так, например, в одной из них критика о работе парка в 1957 г. – «…проводятся только танцы, тир не работает…» , «…открыта оздоровительная детская площадка…», «..Состоялся вечер отдыха в парке, танцы, концерт (рук.Клочков В.Я.), проведена лотерея, работали аттракционы – срезание подарков вслепую…».

Если посмотреть отчеты о работе парка в 1966 г. , то оценка этой работы по-прежнему неудовлетворительная:

«…В городском парке очень слабо поставлена массовая работа. Объясняется это тем, что жители города очень плохо посещают парк. В парке отсутствует оборудование необходимое для нормальной работы парка. В парке будет налажена работа, если там будут аттракционы.

В 1966 году в парке проведено три тематических вечера, и работала передвижная детская библиотека…» . Для сравнения возьмем отчет о работе парка за 1968 год: «…работа улучшилась по сравнению с 1967 годом. Работала агитплощадка (зав. Михайленко Л.М.). проведено 10 крупных массовых мероприятий: беседа о жизни и деятельности В.И. Ленина, смотр агитбригад города, беседа о трудовом законодательстве, праздник «Русская березка». В 1967 году был выделен аттракцион «Русские качели», работала детская площадка. Только за один месяц аттракцион дал доход 570 рублей. В 1969 году будет заложен новый парк культуры и отдыха…» . Особых изменений в оборудовании парка не произошло, приобретение качелей не такое уж большое достижение по нынешним меркам. То есть кардинальных мер для превращения парка в «центр культуры» не было принято, и вряд ли тайшетцы из-за качелей, стали массово посещать парк. Да и тематика лекций была малопривлекательной. Серьёзные изменения произошли в штатном расписании и режиме работы парка, а так же в размере заработной платы его работников: ставки и зарплата на весь год были только у директора и бухгалтера парка; введена была новая ставка на четыре месяца – «заведующий аттракционами» с окладом 70 рублей в месяц.

Фотографии 1950-х годов позволяют установить общий вид парка. Вход находился как раз напротив ворот стадиона – с улицы Пушкина, (раньше, в конце 40-х годов, вход был с улицы Фрунзе).

Таким образом, стадион и парк образовывали единый культурный комплекс. Вход в парк – это высокая дугообразная деревянная арка, украшенная ажурными проёмами, имела как бы три части: центральная арка – ворота, слева и справа от них арочные проёмы. Проёмы эти были задекорированы ажурными деревянными решётками. В обе стороны от ворот тянулась ажурная крытая деревянная колоннада, которая полумесяцем охватывала площадку перед входом в парк. Над воротами деревянными брусками надпись «Парк». Проём для ворот и арки украшены деревянными пилястрами, многоступенчатыми карнизами. Ворота в парк были тоже деревянными, двухстворчатыми. Площадка перед воротами была асфальтная. Между воротами и арочными проёмами помещались транспаранты на красном ситце с призывами лучше строить коммунизм, здравницы в честь вождей и тому подобное. На старых фотографиях прочесть эти надписи просто невозможно. Можно только по отдельным словам догадываться и предполагать. Вход в парк был бесплатный, но все аттракционы представлялись посетителям за деньги.

От центральных ворот асфальтированные дорожки вели в разные части парка – к танцплощадке, качелям. Центральная дорожка вела прямо к летнему кинотеатру. Вся площадь кинотеатра была огорожена высоким деревянным забором из строганных досок. Верхняя часть ограждения – ажурная деревянная решётка из штакетника сбитого наискось. Вход в кинотеатр состоял из четырех частей: двухстворчатые двери, украшенные в верхней части фигурными дощечками; слева и справа от них – по два проема. Над входом построена башенка в виде двухступенчатых, квадратных в периметре тумб, поставленных друг на друга, напоминающая церковную колокольню. Фасад кинотеатра украшали афиши, традиционные призывы и лозунги на красной ткани. Архитектура центрального входа, танцплощадки и летнего кинотеатра – типично лагерная. Вокруг кинотеатра строители сохранили высокие берёзы. С обеих сторон дорожки, ведущей к кинотеатру, находились деревянные тумбы с закреплёнными на них планшетами для крепления портретов руководителей партии, страны или приветственных лозунгов, призывов.

По воспоминаниям тайшетцев в летнем кинотеатре в 60-е годы были концерты довольно интересных коллективов: «концерт композитора Д.Покраса, ансамбля песен и плясок Забайкальского военного округа, центральной концертной бригады исправительно-трудового лагеря «Озерный», выступления концертных коллективов из Москвы» .

Сразу после входа в парк была асфальтированная площадка, огражденная невысоким ажурным штакетником, столбики которого были созданы в виде классических колонн, украшенных в верхней части многоступенчатыми карнизами. Через определенное расстояние ограждение прерывалось деревянными тумбами, с закрепленными на них большими портретами руководителей страны и коммунистической партии Советского союза. Фоном для портретов были полотнища красных знамен, ниспадающих с обеих сторон портретов. Вдоль дорожек парка были установлены фигурные садово-парковые скамейки, а в глубине парка скамейки были попроще, из простых досок. Все зеленные площадки-газоны парка были огорожены невысокими деревянными заборчиками из штакетника. Все деревянные ограждения, как и вход в парк, были покрашены масляной краской. В левой, южной стороне парка, в последние годы находилась танцплощадка, огороженная деревянной оградой, и крытой эстрадой для оркестра. С этой танцплощадкой у многих тайшетцев старшего поколения связаны самые разные воспоминания. Кто-то помнит, как перелезая через забор парка, чтобы попасть на танцы бесплатно, порвал брюки… Кому то посчастливилось познакомиться на танцах со своей будущей женой. Так получилось у учителя технического труда моей школы Алексея Леонтьевича Бельского. Леши Бельского, одного из лучших футбольных вратарей Тайшета 1960-х гг. Анатолий Михайлович Радионов тоже очень хорошо помнит парк и танцплощадку своей молодости: «Парк работал с 6 часов вечера и до 12 часов ночи, но в воскресные дни до часа ночи.

Вход в парк стоил 1 рубль, а на танцплощадку 3 рубля. На танцы молодежь приходила не очень-то красиво одетой, бедновато ведь жили в начале 60-х годов. Модными были «вельветки», такие короткие мужские куртки с накладными карманами на груди. Более богато одевались жены и дети офицеров Озерлага,

ведь они были все приезжие, даже из больших городов. На танцах был порядок – никто не дрался, так как дружинники сразу же выводили хулиганов. Возможно, драки были где-то в стороне от танцплощадки, но никогда не на самой площадке. Было однажды довольно большая потасовка, в 1955 году, кажется. А учинили её комсомольцы-строители, ехавшие на строительство Братской ГЭС. Их строительный поезд почему-то задержался в Тайшете, вот они и пришли на танцы. Сейчас уже не вспомнить кто начал всю эту драку. Пришлось даже применить роту солдат охраны Озерлага. Оркестр играл всякие танцы – вальс, танго, польку, краковяк, полонез…А в оркестре играли Зыков Игорь Иванович, Коблов Иван (труба, аккордеон), Лаптев Володя (контрабас), Родионов Леонид Михайлович. В перерывах включали радиолу. До появления городского оркестра в парке играл духовой оркестр воинской части Озерлага .

В юго-западной части парка находилась могила командира партизанского отряда Шиткинского партизанского фронта И.А. Бича-Таёжного. Над могилой в 1956 г. был установлен деревянный двухметровый обелиск с красной звездой наверху. Позднее этот обелиск заменили на бетонное надгробие с чугунной плитой, могильной оградкой в виде металлических столбиков соединенных цепями. В 1958 году И.А. Бичу-Таёжному был установлен памятник, созданный скульптором М.Л. Корычевым и художником П.А. Любославским. Памятник был установлен в сквере между ДК «Колос» и кинотеатром «Победа».

В 1970-е годы летний кинотеатр был ликвидирован, а на его месте был построен памятник шиткинским партизанам.

Для воссоздания облика парка большое значение имеют архивные материалы, изучение их в архивном отделе мэрии Тайшета. Первые документы, содержащие сведения о парке, датированы 1965 г. Видимо, Озерлаг передал парк в ведение города, в связи со своей ликвидацией. 18 мая на заседании Совета городского отдела культуры было запланировано заслушать вопрос: «Городской парк культуры и отдыха – центр полноценного и полезного отдыха трудящихся». Следовательно, парк превратился в учреждение культуры со своим штатом и бюджетом. Найти же документ о создании такого учреждения пока не удалось. В плане расходов на 1966 г. запланировано израсходовать на работу парка 1500 рублей из 141590 рублей на все учреждения культуры (ДК, клубы, библиотеки). Штат работников парка состоял из 12,5 работников, часть из которых работала по совместительству:

Серьёзные изменения произошли в штатном расписании и режиме работы парка в 1969 г., а так же в размере заработной платы его работников: ставки и зарплата на весь год были только у директора и бухгалтера парка; введена была новая ставка на четыре месяца – «заведующий аттракционами» с окладом 70 рублей в месяц.

Парк работал 15 дней в месяц, четыре месяца в году. Музыканты оркестра на танцплощадке работали по совместительству и получали 35% от валового сбора от танцев, то есть 385 рублей на всех. Вход же на танцплощадку был 35 копеек

. Билет на «русские качели» стоил 10 копеек. Этот аттракцион работал с 10 часов утра и до 22.00 вечера в праздничные и выходные дни. В обычные дни аттракцион работал 7 часов в день.

1970 г. стал счастливым для парка – началась довольно масштабная по меркам Тайшета реконструкция парка. В ремонте и строительстве парка приняли участие многие предприятия города: изготавливали штакетник и возводили ограждение территории парка, посадили 4000 саженцев деревьев и кустарников, изготовили металлическую ограду для фасадной стороны парка, с улицы Пушкина, построили фундаменты и столбы для этой ограды, установили освещение парка, заасфальтировал все дорожки и площадки, изготовили карусель «Скачущие лошадки», взрослые и детские качели. Было построено два дома для администрации парка, новое здание тира. Все это привлекло в парк отдыхающих – за лето 1970 года парк посетило 1760 человек, летний кинотеатр провел пять концертов Общее количество деревьев, кустарников в парке к 70-ым гг. составило более 2500 единиц. Это – березы, сосны, ивы, акации, клены. А общая площадь парка – 10454,1 квадратных метров. Стоимость всех зеленых насаждений – 251672,8 советских рублей. 25 дорожек, покрытых асфальтом, вели в различные уголки парка, к аттракционам. Эти данные я взяла из технического паспорта парка, который хранится в Бюро технической инвентаризации мэрии г. Тайшета.

Получается, что тайшетцы, начиная с конца 1940-х годов делали многое, чтобы в их городе было место для отдыха детей и взрослых. Хорошо делали, все ли делали как надо, то это – другой вопрос. Главное, худо–бедно,

парк был создан. И он работал полвека! А в конце 90-х годов был совершенно разрушен. Когда я начала писать эту работу, то несколько раз посещала парк и осмотрела каждый его уголок. Меня очень разочаровал его разрушенный вид.

Почти по всей территории (так и хочется сказать «бывшего парка») очень много старых, засохших, сломанных, больных деревьев и кустарников. Так много поврежденных деревьев. И, наверное, по вине людей. Вот, например, один частный предприниматель построил в парке летнее кафе и танцплощадку, но забор вокруг заведения построил, прибивая его деревянные части прямо к живым деревья! От этого ведь дерево заболеет и засохнет. Все заасфальтированные площадки бывших аттракционов вспучились, потрескались, покрылись трещинами от пробивающегося через асфальт кустарника. Юго-западная часть парка вся превратилась в болото, поросла осокой и камышом. Могила героя-партизана Шиткинского фронта времен гражданской войны в Сибири И.А. Бича-Таёжного полностью разрушена. Кто-то просто содрал-выдрал с надгробия чугунную плиту с могильными надписями. Территория могилы вся заросла. Северная часть парка вся покрыта кустарником, заболотилась и превращается в свалку. Пропали некоторые пролеты металлической ограды, а кирпичные столбы ограды разрушаются. Сиротливо торчат столбы электрического освещения парка, без проводов и плафонов. Наверное, у взрослых, у городской власти найдется объяснение этому. Только от этого ничего не меняется и легче не становится. Хотя

меняется отношение людей к органам власти. К тем, кто когда-то нес коммунистические идеи в массы, ставил борцам за коммунизм памятники, а потом их же разрушал, не пытался сохранить, отстоять.

Сегодня, городской парк культуры и отдыха таковым назвать никак нельзя. Его просто нет. Разрушен. Теперь это место нельзя назвать даже, как когда-то, «территорией пригодной для гуляния».

Вряд ли кто осмелится пойти туда погулять и полюбоваться вечерними летними закатами.

Жаль, что «гипсовый» мальчик всего этого не увидел. Если бы увидел, то он сразу перестал бы быть «гипсовым», то есть его сознание освободилось бы от многих-многих коммунистических убеждений. И стал бы он нормальным мальчишкой.

Но ему это, наверное, не легко бы обошлось. Так трудно расставаться с верой, с убеждениями. Где-то в 70-х гг., я пока не установила когда именно, в парке поставили колесо обозрения, о былом существовании которого сейчас напоминают только редкие любительские фотографии да воспоминания. Но обозревать с него Тайшет, его окрестности моему легендарному мальчишке-пионеру не пришлось. Он к этому времени уже вырос, может быть, уехал из города, а гипсовое напоминание о том, что он жил-был в Тайшете, разрушили. И сейчас только можно задать вопрос «А был ли мальчик?..». Был, и не один. Я точно знаю.

ИА «Тайшет24»